Loveless forever...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loveless forever... » Сибуя » Уединенный уголок парка Йойоги.


Уединенный уголок парка Йойоги.

Сообщений 31 страница 49 из 49

31

Хватка у Даника оказалась гораздо сильнее, сем думал Рик, возможно это из-за того, что его друг сейчас прибывал в каком-то шоковом состоянии. Ещё бы, ведь он даже не мог видеть того, кто так внезапно приблизился ни с того ни с сего. Но к счастью Тендера со временем хватка Дани ослабла. Запястье юноши изрядно затекло, что создавало некий дискомфорт. но виду брюнет не подавал совершенно не какого. Сейчас его внимание было приковано лишь к этому странному незнакомцу, что ему собственно так внезапно понадобилось, парень не знал, да и как-то не особо хотел размышлять на эту тему. Напряжение более-менее спало, когда мужчина сел на корточки и улыбнувшись, протянул Тендеру руку, назвав своё имя.
- Куроки Кеншин. Выпускник академии Нозоми. Страж.
"стаж?" в голове паренька крутилось что-то из утренних рассказов про бойцов и жертв, которые сперва показались каким-то бредом, но после начали приобретать уже какой-то значимый смысл.
Какой-то зловещей атмосферы или опасности, исходящей он Куроки Ри не чувствовал, поэтому некогда напряжённое состояние, сменилось привычным парню абсолютным спокойствием. Но холода и недоверчивости от этого в глазах брюнета ничуть не убавилось. Что для Рика тоже было вполне естественно.
- А вас как зовут, агнесы? - раздался вопрос со стороны.
Вздохнув, Рик всё же решил представиться, воспитание просто не позволяло проигнорировать. Он неспешно вытянул, хрупкое с виду, запястье и не сильно пожал руку, теперь уже новому знакомому, фыркнув.
- Рик Тендер. Ученик Нозоми. - Говорил парень спокойно, без каких-либо малейших колебаний в голосе.
После того, как юноша представился, его внимание сразу пало на лучшего друга, Рика даже наверное хватило беспокойство, тонкой струной звучащее где-то глубоко внутри. Всё же Дани был довольно сильно напуган, таким внезапным появлением незнакомца, прямо перед собой. Но брюнет уверенно держал Тирса за руку, отчётливо давая понять, что всё хорошо.
Парень пододвинулся ближе к другу, чуть склонив голову, еле слышно прошептав.
-Ты как? - Всё же за этого хрупкого блондина Рик чувствовал ответственность и странную для него, какую-то братскую привязанность, поэтому просто не мог не спросить, всё ли в порядке.

0

32

Отпустило. Перестало давить и мять под себя чувство горящей пустоты, бредовое и от этого страшное. Ведь пустота не может гореть, правда? Оно не ушло совсем, а свернулось крохотным клубочком-калачиком, всасываясь само в себя и скукоживаясь где-то на границе пустого взгляда. На фоне черноты, привычной взору мальчика это небольшое пятно выглядело особенно темным. От него веяло холодом и манящей бесконечностью. Своя, привычная пустота казалась родной и теплой, почти пушистой. Даника вздрогнул, всем телом, и один раз мотнул головой, встряхнув длинными волосами. Он закрыл глаза, расслабил напряженное тело и облокотился на скамейку, прижавшись к ней спиной, чтобы заглушить странной царапанье в районе пояснице. «Показалось», - облегченно подумал он и постарался сам в это поверить. Для большей достоверности мальчик произнес, негромко и невнятно, убеждая себя, - Мне показалось.
Чтобы не думать больше о леденящей пустоте, которую он вдруг нашел в самом себе, Даника изовсех сил сосредоточился на реальности. У него аж в ушах затрещало, так он постарался.
Блондин внимательно слушал напряженный и какой-то неуютный разговор, переводя про себя фразы и беззвучно шепча их одними губами. Мужчина, подошедший к ним представился, и мальчик запомнил его имя и голос, занося их в свою внутреннюю «звукотеку». Он помнил о бешенной японской вежливости, столь непривычной сознанию иностранца, но затруднялся сходу определить, что у подошедшего нового знакомого имя, а что фамилия. Даника помнил все правила и чудные суффиксы, и мог сходу повторить их, без запинки отбарабанив три-четыре страницы текста. Но теория это совсем вам не практика! Поэтому блондин пока молчал, решив положиться на друга. Он, как никак, был старше.
Мужчина, кажется, присел – голос доносился снизу, но голова нового знакомого, кажется, была вровень с животом самого мальчика. Даника вздохнул, по-доброму завистливо, - «Высокий…»
Куроки Кеншин говорил мягко, не торопясь, будто усмиряя испуганную громким звуком лошадь. Блондин, не удержавшись, беззвучно фыркнул; реагируя на плавный тон он успокаивался, уже не насильно прогоняя неприятные воспоминания. На неуклюжую шутку мальчик пфыкнул уже четче, держась за руку друга и робко улыбаясь. Рик, однако, воспринял происходящее как всегда – в штыки. Даника кожей ощутил, как напряжен Тендер, он будто топорщился копьями из осажденной крепости. Причем эти копья были ледяные, и от них потягивало внятным холодком. Блондин снисходительно вздохнул – друг всегда отличался неприязнью к незнакомцам, полная противоположность общительному Даника.
Рик представился и наклонился к младшему другу, негромко интересуясь, все ли в порядке. Мальчик не повернулся к нему, но по весеннему лучезарно улыбнулся и, кивнув, бодро откликнулся, по привычке обращаясь к другу по-английски.
- Я в порядке, не волнуйся, - Бодрость была слегка напускная, но Даника был знаком с заботливостью друга, поэтому спешил заверить его, что пришел в норму. В конце концов, это так и было. Мальчик уже считал, что вся беда в перелетах и часовых поясах, о чем и поспешил сообщить, бойко тараторя на родном языке, - Я думаю, дело в том, что мы всего-то вчера прилетели, часовые пояса и все такое. Мы же даже почти не отдохнули, а я, нуу… - Даника замялся. Он не любил говорить о своей слабости, - В общем, я же не отличаюсь здоровьем, ты знаешь. Вот мне и стало плохо. Может, сегодня высокое давление, или вспышки, кто знает. Но сейчас я в норме, ага!
Замолчав, блондин запоздало вспомнил, что ему стоит тоже ответить на вопрос нового знакомого. Поэтому он задумался, нахмурив брови и, запинаясь, представился, в основном повторив за другом, - А я Даника Тирс, тоже ученик. Прия… - по привычке сбившись на родной язык, мальчик запнулся, вспомнил нужную фразу и повторил, говоря по-японски, - Приятно познакомиться! – наконец звонко закончил он и выдохнул, довольный собой.
Он как-то упустил из виду то, что слова мужчины эхом отзываются в словах учителей, и их слегка фантастических рассказов. Просто принял это, легко поверив. Холодок от жуткой пустоты уже почти исчез, забытый отвлекшимся Даника, он только комаром зудел на краю сознания.

0

33

Что греха такить, откровенно не приятно, когда к тебе относяться с враждебностью. Леденящий холод, заставляющий мгновенное мерзнуть исходил от парня, что представился, как:"Рик Тендер". Он с опаской относился к новому знакомому, что, в прочем, было не удивительно. Он, видимо, был как бы опорой и защитой для второго парня, у которого слишком ярко проскальзывала английская речь, как и акцент. Его звали Даника Тирс. От него исходило гораздо больше тепла, чем от его друга, и это при том при всем, что он слепой. "Однако, слепой ты или нет, не имеет разницы, если ты любишь мир, или же, - переведя взгляд на Рика, - боишься его", - Кеншину казалось, что Тендер все равно побаивался его. "Еще бы, какой-то дядька заявляет что он знает, что они агнесы, так еще и из их школы оказывается. Большинство моих одноклассников тоже испугалось бы", - почему-то эту мысль Куроки встретил с улыбкой, после чего протянул руку блондину.
- Взаимно. - Голос Куроки все так же был тих и спокоен, но не потому что он хотел потушить пламя боязни у ребят, а просто такой он был.
Едва прикоснувшись к руке Тирса для рукопожатия, Кеншин почувствовал жар в теле. Раньше такого не было, даже в очень теплую погоду, когда ни одно облачко не скрывало золотистых лучей солнца. А прочем, когда у Куроки была температура выше 39 градусов, такого жара тоже не наблюдалось. Казалось, словно из пальцев мальчишки блондина исходят тоненькие нити наполненные частичкой раскаленного солнца, и они, как сыворотка в шприце, проникают сквозь мышцы и суставы прямо в вены, и на скорости врезаются в самый мозг. Этот странный жар постепенно разгорался, но почему-то только в области торса. Очень горячо стало совсем скоро. Охватив рукой правый бок, Куроки совсем не подавал виду, что у он испытывает какой-то дискомфорт. Он продолжал смотреть в стеклянные глаза слепого агнеса, аккуратно сжимая его руку.
- Значит, вы ученики Нозоми... И как вам учёба?

0

34

Лучезарная улыбка друга и слова о том, что всё в порядке, позволили уже окончательно успокоиться, поэтому, Рик лишь облегчённо вздохнул и приземлился на своё, так сказать нагретое место на скамейке. В этот момент парень чуть не выронил свой любимый плеер, благо удалось его подхватить, иначе после столкновения с асфальтом его пришлось бы тащить в ремонт, но вот беда где в незнакомой стране найти такой магазин или что-то вроде этого где его собственно отремонтируют? "ещё бы чуть-чуть и конец ему" Юноша снова облегчённо вздохнул, крутя в руках плеер, задумавшись о чём-то.
- Я думаю, дело в том, что мы всего-то вчера прилетели, часовые пояса и все такое. Мы же даже почти не отдохнули, а я, нуу… - вдруг заговорил Даника - В общем, я же не отличаюсь здоровьем, ты знаешь. Вот мне и стало плохо. Может, сегодня высокое давление, или вспышки, кто знает. Но сейчас я в норме, ага!
Ри почему-то хохотнул и ласково потрепал друга по волосам, - да, это всё перелёты виноваты. - Говорил это Тендер с какой-то едва ли заметной улыбкой, но довольно тёплой, создавалось ощущение, что Даника для Рика вовсе не слепой, а такой же зрячий, как и все остальные и он обязательно её увидит, ну или, хотя бы почувствует, как это обычно происходило.
О Куроки Рик, как-то благополучно подзабыл, настороженность и сомнения сменились, вполне естественным для брюнета, убийственным спокойствием и безразличием, последнее впрочем у них было весьма взаимно, во всяком случае так думал Тендер.
Но всё же краем глаза посматривал за новоиспечённым знакомым и его действиями. Сейчас терять бдительность было как-то не слишком разумно, даже не смотря на то, что к ним подошли без каких-либо плохих намерений. Просто парень сам по себе был такой, он казалось бы не вылезал из этой своей ледяной ограды, которую построил вокруг себя. На самом же деле, это было далеко не так, просто людей, которых Рик не обрамляет своим "природным" холодом, было весьма и весьма мало, да и настроение у Тендера сейчас было отнюдь не самое радужное и счастливое.
- Значит, вы ученики Нозоми... И как вам учёба? - Снова раздался вопрос со стороны Кеншина. Рик облакотился спиной на скамейку и закинул голову к небу, всё ещё не отпуская руку друга, но теперь уже не сжимая её так сильно.
- Лично я сам бы хотел об этом узнать, но, увы, мы прилетели только вчера и толком ещё ничего не знаем, - парень пожал плечами не опуская голову, всё так же смотря куда-то в небо. - Вы же вроде как выпускник. Может расскажите нам, что к чему? - юноша говорил спокойно и размеренно, всем своим видом показывая, что он спокоен, как удав и на враждебные или колкие  действия не настроен. Так же он старался говорить более-менее вежливо, всё же воспитание бабушки заставляло о себе знать. А вообще Рик сам от себя немного был в шоке, редки случаи, когда он самопроизвольно начинает разговор, ну или даёт какие-либо намёки на него. Но в любом случае узнать что-нибудь об обучении в школе хотелось, так как толком им ничего и не объяснили.

0

35

Новый знакомый протянул руку, касаясь руки мальчика. Даника за руку здороваться не очень любил, по разным причинам. Например, потому что, держа человека за руку можно его удерживать на месте. Или потому, что простое рукопожатие как бы открывает дверь иного, тактильного уровня. Да и вообще – будешь брать за руку любого встречного, костей не соберешь. Сейчас вся его нелюбовь к рукопожатиям усилилась в разы, потому что стоило ему коснуться пальцев мужчины, как его подхватило, закружило, и дернуло, словно на канате, к той самой знакомой черноте. Блондин стремительно побледнел и дернулся, отпуская руку друга и выдергивая свою из чужих пальцев. Притяжение приутихло, но не ослабло, отзываясь матовой болью в пояснице. Пожалуй, тут бы стоило начать паниковать,  что мальчик и сделал, всей душой отталкивая непонятное и незнакомое ощущение.
Внутренняя борьба закончилась быстро, и мальчик привалился боком к скамейке, будто свысока чувствуя тягучую боль по старым шрамам. Боль была привычна – постоянно болели синяки и царапины, набитые шишки и разобранные колени. Поэтому её можно было игнорировать, скрывая от близких. И, в угоду своей любознательности и стремлению побороть внутренний ужас перед неизвестным Даника спросил, отчаянно, но негромко обращаясь в пространство, - Какого черта происходит?!
Вообще, младший Тирс был воспитанным мальчиком и не ругался плохими словами, но это совсем не значило, что он их не знал.  Брат, который, собственно, и стал образцом поведения «так делать не нужно», пожалуй, влепил бы младшему поучительный подзатыльник, но иного слова ситуация и не заслуживала.

офф Прошу прощения за задержку и за размер поста, сейчас я не в состоянии писать.

Отредактировано Danika (2011-06-28 07:47:37)

0

36

Ребята прогуляли в парке, да и вообще в городе фактически целый день, что не могло не удивлять. После перелёта оба подростка довольно-таки сильно утомились Время пролетело мгновенно, Рик даже не успел заметить, как наступил поздний вечер, а небо, ранее затянутое серыми тучами, усыпалось миллионами звёзд, которые так и манили, заставляя смотреть на них не опуская головы. Собственно так Рик и делал, нравилось ему это. Еще бы, что может быть лучше чем гулять по ночным улицам с лучшим и единственным другом, и наблюдать за этим прекрасным зрелищем? Было правда одно гадкое но.  Даника этой красоты видеть не мог...
Устало вздохнув Тендер бросил замученный взгляд на приятеля.
-Ты устал наверное, - тихо прошептал парень, слегка улыбаясь, натянуто правда. Всегда, когда он начинал думать о проблеме своего друга, в подсознании парня начинало юлить и жечь ужасное чувство вины. И тому есть оправдание, ведь в этом "несчастном" случае и он виноват от части. А вообще Рик лишний раз старался не думать об этом всём, слишком уж удручало его такое внутреннее состояние. Сжав руку Дани немного сильнее Тендер продолжал не торопясь двигаться по тропе куда-то вперёд, стараясь зрительно запоминать местность, что бы хоть как-то ориентироваться на незнакомой местности. Надо же было потом как-то возвращаться в комнату. Но к слову лично Рик в комнату сейчас идти не хотел совершенно. Приятная ночная прохлада отрезвляла, что ли и спать совсем не хотелось. Что касается Дани, то тот был слегка сонный, совсем чуть-чуть, но всё же это было заметно. Оно и ясно, сначала такой напряженный перелёт, затем прогулка по незнакомой местности, буквально толпа незнакомцев в парке и много еще чего собственно. Любого  бы такое утомило. Но спрашивать хочет ли Тирс спать и следовательно вернуться в комнату, брюнет спрашивать не стал, почему то ему показалось, что ответ будет отрицательным. Поэтому Ри молча продолжал двигаться вперёд по дороге, крепко держа за руку друга и изредка дёргая черненькими ушками, прислушиваясь к звукам вокруг.
--->Императорский дворец

0

37

Мальчики гуляли целый день. Они бродили по городу, заходили в торговые центры и смотрели на фонтаны, кормили голубей, слушали выступление небольшой уличной группы. Все вокруг было интересное, новое, другое. Большой город никогда не сравниться с деревушкой, откуда были родом друзья. Город шумел, пытаясь перекричать самого себя. Гудели поезда в метро, гудели машины, даже люди гудели, каждый по-своему. А еще, помимо всех этих поверхностных и всеобъемлющих звуках, Даника слышал, как воркуют голуби, сидящие на вывеске магазинчика, как смеются дети, как шумит листва. Незнакомый голос кричал на кого-то, один раз мимо прошел экскурсовод с группой англоговорящих туристов. Такие маленькие, как будто бы неважные штрихи обрисовывали облик города, даруя ему набросок определенности. И это было здорово. Не потому что было лучше или хуже, было просто по-другому. Даника не переставал улыбаться, тормошил друга, осыпая его вопросами и, со слов Рика, составлял в своей голове абстрактную еще карту Токио. Мальчик тянуля вперед, ему все было интересно, и он бы убежал вперед, если бы е рисковал немедленно в кого-нибудь врезаться. Но и идти за руку с Риком тоже было хорошо.

По словам брюнета, небо начало постепенно темнеть, а солнце скрылось за зданиями. Обычно Даника и сам мог отличить ночь от дня, но обилие неоновых вывесок и освещенные улицы сбивали его с толку, даря обманчивое чувство бодрости. В крови у мальчика бурлили адреналин, восторг и любопытство, но на одних чувствах далеко не уедешь: постепенно блондин стал уставать. Гудели ноги, говорить уже не хотелось, вот и шли ребята не торопясь в полной тишине, нарушаемой только мерным дыхание засыпающего города.
-Ты устал, наверное… - нарушил молчание Рик. Даника вздрогнул и качнул головой, не соглашаясь, чтобы не волновать гипер-заботливого старшего товарище. Он и так уже начал волноваться – Даника услышал в его голосе тревогу
- Нет, я в порядке, - негромко откликнулся Тирс, - Это все так здорово!
Рик не ответил, и это значило, что прямо сейчас возвращаться они не собираются, чему Даника был очень рад. Он, откровенно говоря, побаивался, что друг скажет, что немедленно пора в общежитие. В общежитие не хотелось, но спорить бы мальчик не стал, не такой он. Но Рик ничего не сказал, а значит можно идти дальше, что мальчики и сделали, в первый же день нарушая все свои обещания, данные заботливым родителям. Но они это не специально - просто и не вспомнили о них как-то.

---> Императорский дворец

0

38

Появление (вновь)

«Какая красотааа!» - восторженно думала Мори, разглядывая прекрасные букеты осенних хризантем. Парк Йойоги осенью был просто потрясающ. А ранним утром его красота была особенно заметна – нежная изморозь, еще не потерявшие яркую листву клены и хризантемы повсюду – в его увядании была своя безграничная прелесть. В этом парке, казалось, обитают духи, столько в нем было умиротворенности и гордого благородства. За этим сюда и пришла Ринако. Ей было просто физически необходимо привести свои мысли в порядок…
Немного побродив по любимому парку в тишине, улыбнувшись паре случайных прохожих, девушка села на пикниковую скамейку, скрытую где-то в глубине Йойоги. Это было идеальное место, чтобы подумать. Ринако предавалась меланхоличной грусти, размазывая росинки по столику и разглядывая кленовые листья над головой. Хотелось чего-то яркого, необычного. Нужно было встряхнуться. Но как? Тишина. Ответа не было. Рин с головой погружалась в пучину осенней депрессии. Одиночество душило, давило на грудь и мысли.
На глаза выступили слезы. Ринако хотелось плакать. Она устала искать Агнца. Казалось, что она никогда его не найдет, что часы, дни и недели оказались бесплодны. Что ее Жертва уже умерла, или наоборот еще даже не родилась. Одиноко было здесь и сейчас, в это самое мгновение. А утешиться было нечем. Она сидела одна в тени деревьев любимого парка и разглядывала припухшими от слез глазами хризантемы. Такие красивые. Такие яркие.
Девушка подошла поближе и прикоснулась к цветам. «Хорошо вам – мысленно обратилась она к ним – Никаких проблем. Никаких Жертв, Бойцов, работы… Короткая, но красивая жизнь в этом тихом парке. Полное спокойствие и блаженство». Ринако уткнулась в цветы лицом и почувствовала приятную, умиротворяющую влагу на щеках. Рин улыбнулась цветам. «Вот оно. Совершенство» - с приятной тоской подумала она, глядя на пылающие цветом, серди серой осенней хмари, хризантемы.
Спокойствие неожиданно нарушилось. Мори словно током ударило.  Она почувствовала ауру Бойца. Бежать было поздно, он был слишком близко, в паре метров от нее. Обернувшись, девушка обнаружила на скамейке незнакомого ей молодого человека. Это его ауру она почувствовала.
- Кто ты? Что тебе тут надо? – резко спросила Ринако. Если он пришел драться, он свое получит. Сейчас душа девушки требовала выброса негативной энергии.

0

39

Первый выходной за долгое время. Охатори уже поднадоели книги, тексты которых явно не желали покидать воспоминания Бойца. На его коленях лежала небольшая тетрадочка, в которой находились зарисовки простым карандашом. Мужчина смотрел как на веточке дерева сидела крохотная птичка с жёлтым животиком, трепетно щебечущая симфоническую песенку, которую не дано понять людям.
Поправив очки, светловолосый Боец продолжал свои эскизы, внося поправки в рисунок и силуэт маленькой птички.
Рука плавно вела карандаш то вверх, то вниз, создавая тонкие и ровные штрихи, придающие форму зарисовке.
Дрожь.
Грифель карандаша внезапно сломался.
Миямо поднял голову, направляя взор в сторону. Он чётко ощутил чью-то ответную волну энергии.
Молодая девушка стояла совершенно неподалёку, явно показывая всем видом, что простыми словами встреча вряд-ли может обойтись.
Что мне делать? Ведь я не могу сражаться без Жертвы.
-Кто ты? Что тебе тут надо?
Встав со скамейки, Миямо стряхнул свои джинсы, не сводя взгляда с постороннего Бойца.
-Миямо Охатори. Драться я не собираюсь, я просто делал зарисовки той птицы..-показывая в сторону, в надежде найти доказательство,- Которая от ваших криков улетела..
Безнадёжно выдохнув, мужчина достал из кармана странную пачку.
-Я могу предложить решить всё мирно?
Положив тетрадку рядом с собой, Миямо начал уплетать сушёный кальмар.

0

40

Девушка  с напряжением наблюдала, как Боец встал со скамейки.
-Только подойди – прикончу. – тихо, но яростно прошипела она. Даже осознавая, что возможно ее неожиданный собеседник не собирается драться, а если вдруг и собирается, то подходить ему для этого совсем не обязательно.  Кровь кипела, мозг отказывался рационально мыслить: Рин давно не чувствовала такой злобы. Хотелось причинить другому боль. И этим «другим» имел все шансы стать этот молодой человек. Хотя, в общем и целом, Рин отдавала себе отчет в том, что элементарно срывает на молодом человеке злость и вряд ли эта ситуация дойдет до драки.
- Я могу предложить решить всё мирно? – спросил он. Мори осклабилась.
- Решить что? – голосом слаще меда спросила она. – Разве у нас был общий вопрос? Проблема? Вы же птичку рисовали, а я цветочками любовалась. Так вот, идите и догоняйте птичку, пока далеко не улетела. Нечего мне зубы заговаривать.
Ринако сделала два шага назад, сжав кулаки в ладони. Она была готова развернуть систему в любой момент. И отразить нападение тоже, если потребовалось бы.

0

41

Пачка почти в момент оказалась опустошённой.
По реакции девушки было видно, что при любом лишнем движении или слове, получать будет именно он, даже если  мужчина будет не виновен.
-Вам решать.-доедая последние ленточки сушёного кальмара
Облизав пальцы, пепельный Боец причмокнул, облизывая солёные губы.
Посмотреть на девушку, мужчина так и не решился, посчитав что это вызовет в ней агрессию.
На чём я остановился?
Мельком посмотрев на свою тетрадку, Миямо дотошно выдохнул.
День с самого утра начинался не так замечательно, хоть он ещё со вчерашнего вечера дал себе обещание, что день пройдёт лучше чем хотелось бы.
Мужчина чувствовал на себе пристальный взгляд другого Бойца, начиная будто сжигать заживо.
Хотелось провалиться под землю, лишь бы не ощущать этого чувства.
-Может...хватит на меня смотреть? Это очень напрягает...

+1

42

Девушка продолжала сверлить «врага» глазами. Похоже, она совсем шизофреником стала после того случая. Но расслабляться было нельзя.
- Может хватит на меня смотреть?
« А может хватит тут торчать?» - хотелось рявкнуть Мори, но она сдержалась. Внезапная вспышка гнева прошла. Она доверяла своей интуиция, а та молчала. «Хватит. – мысленно одернула сама себя Рин. – Он тебе не враг. Не выдумывай». Девушка вздохнула и отвела глаза. Ринако задумалась. Она нечасто попадала в такие некрасивые ситуации. Нужно было выкручиваться.
- Прости. – устало пробормотала она, усаживаясь напротив и протягивая ладошку. – Меня зовут Мори Ринако. Я тоже Боец, как ты уже догадался. – Рин бросила взгляд на тетрадку. – Ты художник? Рекомендую тебе зарисовать вон те хризантемы. Они потрясающи. – впервые открыто улыбнувшись новому знакомому, сказала девушка.

0

43

Девушка присела напротив, уже протягивая руку.
Пожав её ладонь, мужчина тоже улыбнулся.
– Меня зовут Мори Ринако. Я тоже Боец, как ты уже догадался.
-Приятно познакомиться.

– Ты художник? Рекомендую тебе зарисовать вон те хризантемы. Они потрясающи
Повернув голову в сторону цветов, Боец наклонил голову вбок.
-Если честно, я предпочитаю живые экспонаты. Я считаю что они намного сложнее и передать все тонкости их натуры намного приятнее, нежели рисовать нечто безжизненное.
Миямо поднял голову вверх, смотря на небо.
-Все чувства и переживания, томный взгляд, линии тела, трепетно замирающие при позировании. Разве это не искусство?
Вспомнив очередные строчки прочитанных книг, Охатори позволил себе небольшой пересказ.
-Девушка старалась создать образ глиняной фигуры, слепленной буквально недавно, совершенно незнакомым автором, пожелавшим оставить свою задумку тайной. Её губы пересохли, плечи отекли, так же как и всё тело. Маленькие и бледные ручки старательно придерживали алую простынь, скрывающую оголённое тело юной девушки. На щеках играл румянец, показываемый девственность помыслов. Она смущалась и волновалась, глядя как умелый мужчина орудует кистями и красками. Каждый мазок смог показать всю сущность этой девушки, а каждая линия очертила её фигуру. Это был шедевр. 
Охатори казалось бы совсем забылся, вспоминая рассказ той книги. Ему захотелось вспомнить каждую буковку. строчку и высказывание, чтобы пережить всё снова и снова.

0

44

- Я не художник. Но цветы мне нравятся больше, чем люди… - чуть слышно пробормотала Мори. Она еще раз взглянула на своих любимцев. Ей было грустно, что ими так пренебрегли. В этом парке красота застыла, и ее нужно было ловить. Но ее новый знакомый, похоже, предпочитал мимолетные видения. Птиц, что упорхнут по собственной прихоти, людей, которые приходят и уходят. А Мори любила стабильность. Любила простую логику и яркие краски. Любила эти простые, но дарящие своим цветом и яркостью жизнь всему вокруг, цветы. Без них этот парк был бы скушен.
Миямо начал что-то говорить. По началу, Рин слегка опешила: она не сразу поняла, что молодой человек что-то цитирует и ее удивило, что и как он говорит. Она внимательно его выслушала, где-то на середине фразы вдруг поняв, что это цитата. На лице художника было то сосредоточенное выражение лица, которое бывает, когда человек что-то вспоминает. Ее собеседник ушел в себя, надеясь, видимо, вытащить каждое слово из книги, собрать по крупицам весь текст в самых потаенных уголках памяти. Мори внимательно его выслушала, но оставила монолог без ответа.
С минуту оба молчали.
- Миямо-сан, – нарушила молчание девушка. – Извините, что накричала. И что спугнула птицу. Просто вы появились внезапно и я испугалась. Могу я как-нибудь загладить свою вину?

0

45

- Миямо-сан, – нарушила молчание девушка. – Извините, что накричала. И что спугнула птицу. Просто вы появились внезапно и я испугалась. Могу я как-нибудь загладить свою вину?
Тишина резко оборвалась и в сознание, словно острые осколки, врезались слова девушки.
Охатори повернулся, глядя ей в глаза.
-Меня зовут Охатори, для вас Хато-сан. - улыбнувшись снова
Мужчина перечитал множество книг, поэтому с лёгкостью мог подобрать к любому читателю книгу, которая впадёт в его душу и оставит приятные воспоминания.
-Перед тем, как я попрошу вас об одном одолжении, я расскажу вам одну историю, которая должна вам понравиться.
Покашляв в кулак, Боец привстал, начиная жестикулировать. Теперь действия сплелись со словами, образовывая довольно интересную картину.
-Я был рождён среди степей, словно дикая колючка, меж красиво цветущих роз. Меня никто не понимал, считая что я блуждающий пришелец. Счёт ушёл далеко за тысячу, когда я попытался посчитать дни своего одиночества...Но я нашёл покой именно среди цветов, которые так сладко пели мне при касании ветра. Их листья шершаво царапали кожу, оставляя тонкие царапинки. То мгновение и те дни, были самыми замечательными и пусть не такими долгими. Свой последний день, я провёл именно там. Когда я терял сознание, то смог последний раз насладиться красками молчаливых слушателей, опалённых влажной росой.
Наклонившись к девушке, Охатори прикрыл глаза в улыбке.
-А теперь просьба. - приложив палец к краю своих губ. - Побудьте моей натурщицей.
После этого, Миямо выпрямился во весь свой рост, который был под 180 см

0

46

Процитированный Миямо отрывок был знаком Мори. Похоже, что молодой человек любил книги почти так же, как она.  И пусть ей не очень нравилась эта его манера постоянного цитирования, тем, что он много читал, молодой человек подкупил Мори, окончательно рассеяв ее страхи.
- Красиво. – улыбнувшись сказала девушка. Вспомнив, как сама искала утешения в росинках на цветках хризантем буквально десять минут назад.  Молчаливые слушатели...тонко подмечено. Учитывая, что и рассказчик молчит. Они, казалось, слышали девушку, ее беззвучный плач, чувствовали ее боль. Может быть поэтому, всегда равнодушная к цветам, Ринако сегодня так заступалась за них?
- Стать натурщицей? – повторила девушка – Вы серьезно?
Что ж, не смотря на несерьезный вид, похоже Хато не шутил. На щеки Рин выступил слегка заметный румянец.
- Что ж, - потупившись, пробормотала она – Я могу побыть немного вашей натурщицей. Взамен той птицы.
Ясный взгляд пронзительных зеленых глаз и широкая улыбка.
- Командуйте парадом, товарищ художник!

0

47

- Командуйте парадом, товарищ художник!
Миямо в очередной раз улыбнулся.
-Вы уж извините, я слишком часто был одинок и всё своё время либо рисовал, либо читал книги.
Задумавшись, мужчина очередной раз поправил очки
-Мои вещи при мне, но...я не могу позвать вас к себе, так как у меня брат дома, я не хочу чтобы он вас смущал. Если вы не против...мы можем пойти к вам?
Наклонив голову в бок, Охатори зрительно подметил все пропорции тела девушки, начиная буквально в мыслях вырисовывать положение и подбирать самую идеальную позу и сюжет композиции.
-Так как? - смотря на Мори голубыми глазами, которые не являлись настоящими.
Подхватив свою сумку, Хато поспешно погрузил туда свою тетрадь, запрокинув ручку на плечо.
-Не хочу терять ни минуты.

0

48

Мори слегка опешила от его предложения. Она-то надеялась, что художник скромно напишет ее портретик в парке и все, добрые и довольные, разойдутся по домам. То, что предложил Хато, не входило в ее планы.
- Нет, вы знаете, у меня дома живет престарелая тетушка со своей глухой и кусачей собакой – не моргнув глазом, выдала Ринако – Так что никак не получится. Но, возможно, вы захотели бы написать меня на фоне осеннего утра? Тут неподалеку есть озеро. В это время суток там очень красиво. Поверьте, я уж постараюсь не испортить всю красоту.
И не дожидаясь дальнейших возражений и идей, Ринако встала и тихонько, но уверенно, потащила художника за локоть в сторону озера.
«Уж не знаю, на что я там подписалась, но будь он хоть трижды художником, незнакомого Бойца я в дом не потащу-  с легким негодованием подумала Мори – Да и вообще, это нормально, когда незнакомый парень через десять минут собирается посетить твою квартиру? Он-то может ничего и не замышляет, да вот я оказалась слишком старомодной».

-> Озеро

0

49

Не успев ничего понять, Миямо ощутил цепкие пальцы девушки, схватившие руку за локоть.
-Постойте, не так быстро, мне не удобно идти чуть ли не раком.
Разница в росте дала о себе знать, поэтому мужчина старался поспевать, умудряясь наклоняться.
-----> Озеро

0


Вы здесь » Loveless forever... » Сибуя » Уединенный уголок парка Йойоги.