Loveless forever...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loveless forever... » Фанфики по Loveless » Один день из твоей жизни, Рицу/Рицка, NC


Один день из твоей жизни, Рицу/Рицка, NC

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

название: Один день из твоей жизни
автор: skorp2000
рейтинг: Почти NC-17
жанр: romance, angst
саммари: все в названии
пэйринг: Ритсу/Рицка
размер: не мини!!
предупреждение: 1) юридическая система Японии не особо важна . 2) Растояние от города до Гоуры не учитывается

И как меня угораздило вляпаться в подобную авантюру? Провести целый день с человеком, которого хотел бы видеть меньше всего на свете! Тогда как человек, рядом с которым я хочу находиться, не доступен, как луна на небе!!

Ладно. Нужно успокоиться, я же согласился быть паинькой на этот срок, так что придётся держать слово. Хотя больше всего мне хочется послать всё куда подальше и смыться домой. Вместо этого мне приходится вежливо улыбаться и принимать ужин из рук своего недруга.

- Хочешь ещё овощей? – Он внимательно смотрит на меня, чуть наклонив голову.

- Нет, спасибо. – Я вообще не уверен, что смогу хоть что-нибудь съесть. Нервное напряжение сковывает все мои мышцы, включая желудок. В мой стакан он наливает сок, в свой – белое вино. Мы молча начинаем есть. К моему удивлению, я чувствую, как во мне просыпается зверский аппетит. Игнорируя пристальный взгляд, я с энтузиазмом поглощаю содержимое своей тарелки. Всё-таки сказывается сегодняшняя прогулка, занявшая почти целый день и вымотавшая все мои нервы.

Сидящий напротив ест медленно, не торопясь. Он всё делает не спеша: ходит, разговаривает, готовит. Кстати, я был несколько удивлён, когда он предложил приготовить ужин дома. Я не предполагал, что он умеет готовить. Да ещё и так вкусно! Я чувствую, как радостно урчит мой желудок. Те круасcаны, что мы ели в кафе музея, давно исчезли из моей памяти.

*******

Парк. Темнота. Лишь редкий свет фонарей подчёркивает окружающую тьму. Мрак мягко окутывает фигуры. Деревья, кусты кажутся сюрреалистическими. Натруженный за день мозг отдыхает в этой нише покоя, позволяя себе наконец расслабится. Двое, не спеша, прогуливаются по узким дорожкам, почти касаясь друг друга рукавами. Пальцы, словно невзначай, дотрагиваются до кисти партнёра, скользят по невидимым жилкам, спускаются к костяшкам и тут же отдёргиваются, стоит второму попытаться их поймать.

Свет на несколько секунд слепит глаза. Ещё шаг. Навстречу попадаются люди. Нетерпеливое ожидание, когда же они пройдут, когда же снова они останутся наедине. Тишина. Нет никого. Теперь можно броситься друг другу в объятия, можно смять пальцами мягкую ткань. Можно поймать родное дыхание, провести языком по сладким губам, прикусить и снова лизнуть, замерев на секунду, прислушиваясь к тишине и нарастающему желанию. И, наконец, слиться в жарком, бешенном и страстном поцелуе.

Шаги. Опять врозь. Опять почти скучающее выражение лица. Каждый смотрит куда-то в сторону. Но пальцы нет нет, да и соприкоснуться, не позволяя ослабить нить напряжения.

Молодой светловолосый парень, ничего не замечая, на полном ходу вклинивается между парой, толкая подростка. Синие глаза гневно прищуриваются, злость мгновенно окутывает разум. Лёгкое прикосновение к плечу, нежное, едва заметное, успокаивает лучше любых слов: «Не надо. Не стоит, пусть идёт».

*******

Он подталкивает ко мне блюдо с мясом и овощами. Заметил, что я голодный. От такого ничего не скроешь. Не важно. Я наполняю свою тарелку, вопросительно смотрю на него, хочет или нет. Он отрицательно качает головой, улыбаясь краешком губ. Пожимаю плечами и принимаюсь за еду.

- Тебе нравится? – Ему действительно интересно или просто так спрашивает?

- Да, спасибо, - вежливо отвечаю я, проглатывая кусочек мяса, - всё очень вкусно.

- Я рад, что тебе нравится. – Тон спокойный, как скала. Ни по его лицу, ни по тону почти ничего не возможно прочесть. Разве что какие-то не вполне ясные ощущения, которые я воспринимаю на животном уровне. – Хочешь добавить какой-нибудь острой приправы?

Я киваю головой, всё таки разговаривать с набитым ртом не просто неприлично, а сложновато. Он поднимается и направляется на кухню. Вообще-то, в его квартире нет чёткого деления на кухню, спальню, рабочую зону. Всё как будто вместе, но в тоже время, отдельно. Эдакая большая комната с островками особого назначения, и конечно, в идеальном порядке, меньшего я и не ожидал.

*******

Край парка. Доносятся звуки внешнего мира. Пара останавливается, что бы ещё немного побыть вдвоём. Рука откидывает непослушную чёлку, задерживается на виске, скользит по щеке к подбородку, приподнимает лицо на встречу губам. Секунда, ещё одна…

- Стоять! Ни с места! Отпусти ребёнка!

Двое отшатываются друг от друга и растерянно смотрят на полицейских, вдруг появившихся на площадке.

- Я сказал, отпусти его, извращенец!!

Подросток испуганно глядит на взрослого. Агацума делает шаг в сторону.

- Что случилось? – Голос холоден, как арктический айсберг.

- Это тебе в участке объяснят, - грубо отвечает полицейский. Трое направляются в их сторону. Если бы это были простые хулиганы, Соби в одну минуту уложил бы их всех. Но связываться с властями… Двое заламывают ему руки за спину и надевают наручники. – Наконец-то, попался, педофил несчастный! Мы давно за тобой охотимся.

- Это какая-то ошибка! – Кричит Рицка, на секунду опережая Бойца. Подросток кидается к нему, но третий, одетый в гражданское, ловит его за руку.

- Не подходи к нему. Это преступник.

- Да что вы такое говорите! Я знаю этого человека! Это ошибка! – Крик, слёзы, страх.

- В участке разберемся, ошибка это или нет, - грубо говорит полицейский, встряхивая арестанта и не давая ему, тем самым возразить.

- Не беспокойся, Рицка, я во всём разберусь, - выдавливает из себя Агацума.

*******

Он приносит мне какой-то приправы ярко красного цвета. Ну что ж, попробуем. Он не ест, только пьёт вино мелкими глоточками. Учитывая, что мы сидим на полу, он вытягивает ноги параллельно столешнице, облокачиваясь на локоть. Вся мебель в квартире, исключая бельевой шкаф, невысокая. За обеденным столом приходится сидеть на коленях, но у Соби я привык к такому. Нигде нет никаких фотографий, только несколько картин на стенах.

Моя тарелка опустела во второй раз, по-моему, я наелся.

- Рицка-кун, хочешь чаю? Или ты предпочитаешь кофе?

- Чай, пожалуйста, - вежливо произношу я. Он поднимается, подходит к тумбе. Достаёт заварочный чайник, какую-то коробку. Оборачивается ко мне.

- Цветочный чай устроит? – Я киваю в ответ, продолжая наблюдать за его неспешными действиями. Все его движения плавные, длинные пальцы уверенно проводят ритуал заваривания. Такие руки подошли бы пианисту: красивые, гибкие, сильные. Они гипнотизируют, притягивают мой взгляд.

- Почему ты хмуришься, Рицка-кун? – Я вздрагиваю от его спокойного голоса, стряхиваю оцепенение и утыкаюсь в тарелку.

- Так, - бурчу в ответ.

*******

А потом начался кошмар! Их имена сразу же были записаны. Тот в гражданском, оказался социальным работником, который помогал полиции в поисках преступника, совращавшего детей и подростков. По злосчастному стечению обстоятельств, именно в тот вечер, именно в том парке педофил назначил встречу своей жертве. Но учитывая, что встреча была согласована по Интернету, и то, что у полиции было лишь примерное описание преступника, Агацума как нельзя кстати, подошёл на эту роль: высокий, светловолосый, приятной наружности, лет 20-25. Да ещё и гуляющий с подростком 14ти лет.

Естественно, что Соби всё отрицал. Рицка пытался что-то сделать, узнать, доказать. Но кто будет прислушиваться к ребёнку из неблагополучной семьи, к тому же с проблемной психикой?

…У полиции были лишь косвенные улики. Преступник, обычно, приводил своих жертв в заранее выбранные тёмные места, предварительно подсунув ребёнку наркотический препарат, в еду, или в питьё. Поэтому ни один из пострадавших не мог дать точного описания. Но, учитывая давление снизу от родителей, которые давили на руководство, полицейские всеми силами пытались доказать вину арестанта. Дело затягивалось, запутывалось, набирало обороты. Грязь, обвинения, угрозы, направленные в сторону Агацумы, заставили Аояги искать помощи….

Рицка сидел на уроке, в пол уха слушая учительницу. Кто же может помочь? У кого есть достаточно власти и сил, что бы повлиять на процесс? Его психолог? Она и так старается, но дело это особо не двигает. Кто же ещё? Подросток мысленно заносит ручку над воображаемым листом бумаги. Мозг старательно перебирает все имена. Рука замирает в воздухе. Ждёт имя. Получает его и пишет: Минами Ритсу.

*******

Через пять минут перед нами стоят чашки с чаем. Использованная посуда убрана со стола. Десерт занимает своё место в пищевой цепочке ужина. Я делаю глоток. Хм, вкусно! Действительно вкусно! Где он такому научился? Хотя, какая разница.

Я не смотрю на него. Наблюдаю за его тенью, которая, если честно, не многое может мне сказать. Он молчит. Хоть мы и договаривались, что я буду дружелюбным, но сейчас не могу выдавить из себя ни слова. Я чувствую, как ладони становятся влажными, как шею и лицо заливает противный липкий пот. Губы сжимаются, брови хмурятся. Молчание давит на мой затылок, заставляя пульсировать венки на висках.

- Где у вас ванна? – Резко спрашиваю я, не в силах больше выносить это давление.

- По коридору на лево, - по голосу я чувствую, что он прекрасно понимает моё состояние и наслаждается им. Не глядя на него, я следую по указанному маршруту. В ванной, как и во всей квартире, царит идеальный порядок. Всё стоит в шкафчиках, за полупрозрачными дверцами. Я поворачиваю кран, набираю полные ладони воды и погружаю лицо в прохладную влагу.

Стук в дверь отрывает меня от столь приятного занятия.

- Да?- Громко произношу я, выпуская воду в раковину. Выпрямляюсь.

*******

Нет! Только не он! Неужели никого больше нет? Ручка опять замирает над листом и опять пишет тоже имя. Подросток хлопается головой на парту. Хорошо, что под лоб попадается учебник. Учительница стоит спиной к классу и ничего не замечает. А одноклассники лишь сочувственно косятся на Рицку.

Ритсу сенсей. Он настойчиво приглашал его в Школу, в которую он, в конце концов, пришёл и даже проучился целый год. Но затем, не сойдясь с учителем во мнениях, а точнее, разругавшись в пух и прах, Аояги ушёл. С тех пор прошло почти полгода, в течение которых Рицка успел лишиться ушей, благодаря Соби. И встретиться с сенсеем ещё раза три, в присутствии Бойца. Топор войны они совместно вырыли, но до трубки мира так и не дошли.

И вот теперь, младшему Аояги снова предстоит посещение столь нелюбимого места. Но ради Соби Рицка готов был пойти на всё. Тем более что Боец как-то говорил, что многие выпускники Школы заняли высокие должности в различных организациях. Да и вряд ли, такое место может существовать без связей. А, учитывая, что Минами Ритсу возглавляет сие учреждение, то скорей всего, он знает нужных людей. Проблема только в том, что у Аояги нет номера его телефона. Значит… Первое. Нужно найти машину и того, кто его туда отвезёт. На листе появляется ещё одно имя: Кио. Как трудно дождаться окончания урока! Наконец, звонок. Нетерпеливая отмашка терпеливым друзьям, поиск нужного номера, нажатие клавиши.

- Алло? – Слово слышится не чётко, очередная конфета мешает говорить.

- Кио, мне нужно, что бы ты отвёз меня на Гоуру. Сегодня. Сейчас.

- Это связанно с Соби? – В голос вползает беспокойство и опасение.

- Да. Но ему ничего не говори. Можешь забрать меня из школы?

- Э, да, минут через 20. Может, объяснишь, в чём дело?

- А что тут не понятного? – Чуть надутое бурчание в ответ. – Я собираюсь поговорить с Ритсу сенсеем.

- Ты же его на дух не переносишь. И вообще, это же…

- А ты знаешь ещё кого-нибудь, кто может помочь Соби? – Злость плещется в голосе, не давая волю страху и слезам. – Если да, только скажи.

Виноватое сопение в трубку:

- Я скоро буду.

*******

Дверь открывается, и он появляется на пороге.

- Всё в порядке? – У него безупречно вежливый и спокойный голос, который доводит меня до бешенства.

- Да, - бурчу в ответ, выключая воду. Он открывает один из шкафчиков и достаёт полотенце. Но вместо того, чтобы протянуть руку и дать мне его, он подходит ко мне почти вплотную. Дется мне особо некуда, раковина и так уже упирается мне в спину. Он разворачивает полотенце и аккуратно дотрагивается до моего лица, убирая холодные капли. Я закрываю глаза и не препятствую ему. Мягкая ткань смазывает неприятное ощущение от его прикосновений. Закончив с лицом, он принимается за руки и так же тщательно вытирает ладони, пальцы, запястья.

*******

Пришлось сказать учительнице, что ему срочно надо домой. Схватить сумку, увернуться от любопытных взглядов друзей, пробежать коридор и двор. Улица. Ещё никого нет. Придётся ждать. Если бы у него до сих пор был бы хвост, он точно ходил бы из стороны в сторону от раздражения. Минуты кажутся часами. Наконец, красная машина тормозит около него. Подросток плюхается на сидение, закидывая сумку куда-то назад. Лицо хмурое, пальцы нервно теребят ремень безопасности.

- Может, всё-таки не стоит? – В голосе какая-то неясная просьба.

- У тебя есть другие предложения? – Напряжённый взгляд из-под бровей. Кио лишь отрицательно качает головой и заводит машину. Он пытался помочь, что-то доказать, но и его не стали слушать.

…Сколько человек может молчать? Иногда ни секунды, иногда часами. Кио и Рицка молчат. Говорить особо не о чем. Дорога. Асфальт, разделительная полоса. Школа. Пустой холл. Надо пройти его, подойти к секретарю, получить пропуск.

- Я пойду один. – Подросток непреклонен. Он боится, но не хочет, чтоб другие это видели. Нужно подняться по лестнице, сделать несколько шагов по коридору, открыть дверь. Полумрак комнаты обманчиво дружелюбен. Человек, сидящий за столом, обманчиво радушен.

- Рицка-кун! Какая неожиданность. – Сенсей делает приглашающий жест. – Ни как не ожидал увидеть тебя, да ещё и одного. Где твой Боец?

- Мой Боец в больших неприятностях, - с ходу начинает подросток, присаживаясь в кресло.- Я пришел просить вас о помощи. – Голос срывается, тяжело продолжать. Под пристальным взглядом взрослого он теряется, начинает сомневаться в правильности своего поступка. Мозг опять начинает метаться в поисках другого имени и опять….

- Что такое, Рицка-кун? Не бойся, говори. – Лицо сенсея становится внимательнее, даже участливее.

- Э, э. В общем, Соби в полиции. Его забрали, по ошибке приняв за преступника. Улик прямых против него нет. Но полиция с него не слезает и всё пытается повесить на него обвинение. – Аояги трёт глаза, словно пытаясь избавиться от кошмарного сна. – Это просто ужасно! – Жалобно тянет он. – Они, как собаки набросились на него!

- Что за обвинение?- Брови сходятся на переносице.

- Педофилия, насилие и всё в этом роде.

- Хм, это серьёзно. – Сенсей откидывается на спинку кресла.

- Но ведь это глупо! У них есть только примерное описание преступника, под которое, к несчастью, Соби и подходит.

Опять молчание. Ритсу задумчиво потирает лоб. Учитывая волну насилия в городе, полиция не отпустит просто так арестанта. Придётся постараться, вспомнить нужных людей, прошлые одолжения.

*******

Он небрежно бросает полотенце на край раковины, и мы выходим из ванной. Точнее, он выводит меня – держит за плечо. В комнате он отпускает меня. Я сажусь за стол. А он подходит к стереосистеме и что-то там химичит. Наконец, раздаётся тихая, плавная музыка. Щёлкает выключатель и комната погружается в интимный полумрак. Он подходит ко мне и протягивает руку, от чего мой пульс начинает нехорошо учащаться.

- Рицка-кун, потанцуй со мной.

Вот те на! Такого я точно не ожидал. Я чувствую, как начинают гореть щёки.

- Я…. я не умею, - выдавливаю из себя.

- Я тебя научу, это не сложно. – Тихо, но настойчиво повторяет он. Что ж, делать нечего, я поднимаюсь и подаю ему руку. Мы выходим в центр свободного пространства. Левую руку он кладёт мне на поясницу, правой держит мою ладонь. Он показывает мне шаги, отсчитывая ритм. Пару раз я чуть не наступаю ему на ноги, но, наконец, запоминаю движение. Словно почувствовав это, он резко прижимает меня к себе обеими руками. От неожиданности, я врезаюсь в него. А он только улыбается, ловит губами прядь моих волос и тянет на себя. Учитывая нашу уже небольшую разницу в росте, моя макушка как раз на уровне его подбородка.

- Твои волосы сильные, непослушные, но мягкие. Совсем как ты, - шепчет он.

*******

- Хорошо, Рицка-кун, я берусь за это дело, и будь уверен, с Соби будут сняты все обвинения в ближайшее время. Но, - сенсей поднимает руку, останавливая подскочившего от радости подростка. – Но, как ты понимаешь, я не буду стараться за бесплатно. – Он наклоняется вперёд к осевшему Аояги. – Я хочу, ммм, определённого вознаграждения.

- Чего? – Оторопело спрашивает Рицка. – Ка..какого?

- Ну, - взрослый опускает глаза, - ты уже не маленький, Loveless.

- Чего? – Как попугай, переспрашивает подросток.

- Я хочу один день твоей жизни, Рицка-кун. Точнее, сутки. – Тот, к кому были обращены эти слова, лишь растерянно хлопает глазами. – Ты проведёшь со мной один день, и одну ночь в обмен на мою помощь.

- Что?! Да как…! Да как вы смеете! – Аояги вскакивает, упираясь ладонями в столешницу. – Как вы можете предлагать мне такое?! Вы же делаете это для Соби, не для кого-то с улицы!!! – Крик отскакивает от стен, бумерангом возвращаясь к ним.

- Если бы я разговаривал сейчас с Соби, то и требования предъявлял ему. Но я говорю с тобой, и свои условия я ставлю тебе. – В голосе появляется раздражение. – Это ведь ты нуждаешься в помощи. Но, если ты не хочешь помочь своему Бойцу… - Он пожимает плечами.

- Я-то хочу вытащить его из этого кошмара! Но я не ожидал от вас такого… - Подросток замолкает, пытаясь подобрать нужное слово.

- Поведения? Наглости? – Подсказывает Ритсу. – Не кричи, Рицка-кун. Это не изменит моего условия. Ты отнимаешь у меня время. Ты согласен: да или нет?

- Да что вы… - Начинает было Аояги, захлёбываясь чувствами.

- Да или нет? – Нетерпеливо перебивает сенсей. – Только учти, Рицка-кун, я не собираюсь терпеть твой жуткий характер в эти сутки. Я ожидаю от тебя примерного поведения. Так что…. Да или нет?

Бешенный стук сердца, метание мыслей, скомканное дыхание. Неожиданно, жестоко, напористо.

- Да, - легче воздуха вылетает ответ.

*******

Мы медленно кружимся по комнате. Он проводит ладонями по моей спине, касается шеи, запускает пальцы в мои волосы, оттягивая голову назад, заставляя смотреть ему в глаза. Это первый раз за всё то время, что мы находимся в его квартире, когда я смотрю так прямо на него.

- Ммм, жаль, что у тебя уже нет ушек. Они были такими милыми,- тихо произносит он.

- Да, действительно, - бормочу в ответ. Его взгляд жадно проходится по моему лицу, задерживается на губах, которые я невольно сжимаю. Заметив это, он улыбается уголками рта и наклоняется ко мне. Закрываю глаза, сердце бешено колотится в груди. Я не ожидал, что всё будет вот так. Он чуть поворачивает мою голову и прикусывает мочку уха. Отпускает её, проводит языком по ушной раковине.

- Щекотно, - ёжусь я, упираясь ладонями ему в грудь. Он тихо смеётся и выпрямляется, возвращая руки обратно на спину.

*******

- Что «Да»? – Невозмутимо, переспрашивает сенсей, кладя подбородок на сплетённые пальцы.

- Я согласен провести с вами сутки, - рычит Аояги, делает глубокий вздох и вежливо добавляет, - и постараюсь быть паинькой.

- Хм, прекрасно, - на губах появляется довольная улыбка. – Со своей стороны, я обещаю вытащить Соби из полиции, снять с него все обвинения. – Хищный взгляд проходится по подростку. – Мы начнём завтра в 10:00 утра. Послезавтра в 10 ты будешь свободен, как и Агацума.

- И что мы будем делать всё это время? – Глаза уныло смотрят в пол.

- Я составлю для нас программу. Так что, я позвоню тебе попозже….

Закрыть дверь за спиной, унять дрожь в руках, вытереть слёзы. Выйти к машине, дышать ровно и спокойно.

- Ну, что, как прошло? – Нетерпеливо спрашивает Кио.

- Всё хорошо. Ритсу согласился помочь. Сказал, что послезавтра всё закончится. – Рицка садится на заднее сидение.

- Это хорошо. А чего ты туда устраиваешься? – Спрашивает взрослый, глядя на подростка.

- Устал. Подремлю, пока мы едем.

- Ты к Соби или домой? – Участливо осведомляется Кио.

- Домой. – За позднее возвращение ему ещё попадёт, но лучше быть дома одному, чем в чьей-либо компании.

*******

Музыка меняется на более ритмичную. Он чуть отстраняется. Неужели! Берёт меня за руку.

- Смотри, вот так, - он показывает мне шаги. Вообще-то, я чувствую ритм, да и движения достаточно просты. Но танцевать почти в обнимку с сенсеем, ежесекундно ожидая подвоха, сложновато.

Он делает шаг вперёд, я назад. Он отступает и кружит меня. Чувствую себя ужасно глупо и от этого начинаю злиться. Терпеть не могу, когда со мной играют подобным образом. А он опять прижимает меня к себе.

- Обними меня, - просит он. Я подчиняюсь. Танец приобретает много более интимный характер. Его рука спускается мне на поясницу, прижимает к себе. Сильно. Я чувствую его возбуждение. Инстинктивно я напрягаюсь и пытаюсь его оттолкнуть. Он прижимает меня ещё сильнее, начинает быстро кружить, резко отстраняется, так что по инерции я продолжаю движение. А он ловко проводит меня под рукой, от чего моя инерция лишь ускоряется. Отпускает, хватает за левую руку, останавливает меня. На секунду мы замираем, наши руки вытянуты, пальцы сплетены. Он дёргает меня на себя. Я проворачиваюсь вокруг своей оси, пол шага и оказываюсь в его объятиях.

- Идеально, - выдыхает он мне в волосы.

Чёрт. Я задыхаюсь. Умеет он добиваться того, чего хочет. А хочет он меня, и я бы солгал, если б сказал, что абсолютно ничего не чувствую в данный момент.

Подросток, стараясь быть незаметнее тени, проскальзывает в дом. Отношения с матерью не изменились, скорей наоборот, стали ещё напряжённее. Взлететь по лестнице на верх, закрыть дверь на замок, остановиться посреди комнаты, не думая, не зная, в полном отупении. Завтра в 10 начнётся самый настоящий кошмар. Хотя последние дни и так были полны ужаса, головной боли и нервного напряжения. Так что, одним больше, одним меньше, какая разница. А вот ночь… Ладно, ты уже не маленький, Loveless. Ради любимых души продавали, а здесь только тело. С совестью потом разобраться можно….

Утро. Десять ноль ноль. Тень от киоска скрывает высокую фигуру. Глаза высматривают в толпе черноволосого подростка. 20-ть секунд. Опаздывает? Ах, нет. Вот он, тоже осматривается по сторонам, ищет взрослого.

- Рицка. – Слово шелестит как осенняя листва. Аояги оборачиваются и их взгляды встречаются. 32 секунды.

- Доброе утро, Рицка-кун. – На губах полуулыбка.

- Здравствуйте, сенсей. – Почти идеально вежливо. Ритсу делает приглашающий жест в сторону стоянки.

- А куда мы направляемся? – Усталое любопытство в голосе.

- Скоро увидишь. – Машина мигает фарами, которые едва видны в солнечном свете. Взрослый открывает дверцу для подростка. Тот проскальзывает во внутрь. Ритсу обходит машину и садится рядом.

- Хорошо выглядишь, Рицка-кун. – Глаз не видно за стёклами очков. – Тебе идёт этот цвет.

Аояги оглядывает себя: нежно голубого цвета рубашка, джинсы.

- Как обычно, - ворчит он, демонстративно глядя в окно.

- Но обычно я не вижу тебя. – Сенсей наклоняется к подростку, опираясь на дверцу машины. Тот вжимается в кресло, напряженно гладя на него с низу вверх. – А сегодня, к тому же, ты ещё такой приветливый. – В голосе напоминание, предупреждение. Взрослый отстраняется, держа в руке ремень безопасности, перекидывает его через Рицку и пристёгивает его. Щелчок. «Ты мой».

*******

Он обнимает меня, мы продолжаем кружиться. Ладонями я упираюсь ему в грудь. Чувствую его запах: одеколон, желание.

- Рицка. – Он нежно произносит моё имя. Мой желудок сжимается от ожидания того, что должно произойти. Кровь приливает к лицу, пальцы холодеют. Одна его рука ложится мне на затылок. Мы останавливаемся. Два удара моего сердца мы стоим на месте, не двигаясь. Он ждёт, а я словно парализованный. Конечно, я обещал, я знал, на что иду. Но, учитывая наши прошлые столкновения, я ожидал грубости, насилия с его стороны. А он, кажется, в серьёз решил меня соблазнить. Это смущает меня, запутывает. Он склоняется ко мне, я наклоняю голову ещё ниже, избегая его. Его дыхание щекочет мою щёку. Кровь сильными толчками бьёт в висок. Он наклоняется ещё ниже, пальцы держат мои волосы, не давая, на сей раз, уйти. Его губы соприкасаются с моими легко, невесомо. Он тихонько тянет волосы вниз, заставляя поднять голову. Мои глаза крепко зажмурены, губы дрожат. Я поднимаю лицо. Он осторожно прикасается к моему рту, целует щёки, скулы, виски. Моё сердце не поспевает за ним. Лёгкие болят от нехватки воздуха. Я напрягаю руки и отстраняюсь буквально на несколько миллиметров, что бы выровнять дыхание. Неосознанно, я глотаю воздух ртом. Он резко поднимает мою голову вверх, впивается в губы, проталкивая язык во внутрь. От неожиданности, я дёргаюсь, а он лишь сильнее прижимает меня к себе, так что я не могу ни двигаться, ни дышать.

*******

Городская трасса. Светофор. Красный. Нетерпение. Напряжение. Зелёный. Продолжение.

- Как твоя учёба, Рицка-кун?

- Спасибо, хорошо. – Молчание. Ожидание. Добавление. – Я хорошо учусь, вы же знаете.

- Да, я помню, ты прилежный ученик. – Усмешка во взгляде. – У тебя много друзей в классе?

- Ну, есть парочка. А что?

- В моей Школе ты не особо с кем-то общался. Всё больше особняком был.

- Мне не нравилось это место, и не хотелось ни с кем дружить. – Вид нахмуренный, недовольный. – А моя школа мне нравится, да и люди в ней… по-проще.

- Наверное, многие девочки из твоего класса засматриваются на тебя.

- Ну-у, есть немного. А что? – Глаза поднимаются на взрослого и натыкаются на весёлую улыбку.

- Мне просто интересно. – Сенсей оглядывает подростка. – Ты стал ещё симпатичнее, чем раньше. Пока ты искал меня, я видел, как девочки оборачиваютя на тебя. И, - снисходительная усмешка, - не стоит смущаться, это правда.

Бурчание в ответ. Дорога. Машины. Светофоры.

- Ну, вот мы и на месте. – Мотор глохнет, ремни возвращаются на свои места.

- Это же музей! – Чуть удивлённо, произносит Рицка.

- А ты что ожидал? – Опять мягкая насмешка. – Ты здесь уже бывал раньше?

- Да, с Соби. Но мы не всё видели. Всё-таки этот музей огромен.

- Это точно. – Они пересекают стоянку, подходят к входу. – Сегодня открыта выставка скульптурных произведений. Тебе нравится скульптура, Рицка-кун?

- Ну, вообще-то, я больше к живописи приуч… - подросток запинается, когда рука сенсея ложится ему на плечо.

- Что бы ты не потерялся. – Тихо произносит Ритсу в ответ на вопросительный взгляд. - Здесь столько людей... Нам сюда.

Многолюдная, разношерстная, пёстрая толпа оглушает и ослепляет. В первое посещение Рицка опешил от такого скопления народа. Тогда, он вцепился в своего Бойца обеими руками, боясь отпустить его даже на секунду. Сейчас же он мечтает о том, что бы эта самая человеческая масса хоть на секунду отделила бы его от взрослого. Но нет, увы, такому не суждено сбыться. Этот взрослый своего не упустит.

- Если ты предпочитаешь живопись, мы начнём с другого зала. А уж потом пройдём на выставку. – Глаза устремлены вперёд, рука крепко держит мальчишеское плечо.
*******

Его объятия крепче стальных. Он чуть выпрямляется, от чего я вынужден встать на носочки. Он крепко держит мою голову, я не могу увернуться или просто ослабить его поцелуй, от которого у меня начинают болеть губы. Столь долго сдерживаемое желание прорывается наружу. Пальцы комкают мою рубашку. Он кусает мои губы с такой силой, что от неожиданности и боли в груди зарождается стон, который вырывается наружу прежде, чем я успеваю его остановить. Я чувствую, как он бьёт по разгорячённым нервам взрослого. Движения перестают быть медленными и сдержанными. Он прижимает меня к стене, надавливая всем телом. Целует лицо, прикусывает мочку уха, проводит языком по шее, добираясь до впадинки на горле. Он оттягивает голову назад, что бы она не мешала его действиям, одновременно, заставляя меня выгнуться ему навстречу. Другая его рука расстёгивает пуговицы на моей рубашке. К несчастью, их слишком мало, и вскоре, моё тело оказывается открытым для него.

*******

Экспонаты музея захватывают. Уже через несколько минут на лице подростка появляются интерес и восхищение. На время забываются стычки, неприятности и надоедливый взрослый. В зал входит небольшая группа школьников младших классов с гидом во главе. Ритсу несильно подталкивает к ней Аояги, что бы тот послушал объяснения знатока. Вскоре, вокруг экскурсовода остаются взрослые и подростки, присоединившиеся к группе. Школьники же, не сильно увлечённые рассказом, разбрелись кто куда, преимущественно в сторону кафетерий. Гид, худощавая женщина в годах, была настолько увлечена объяснениями, что ничего не заметила. Поэтому целых полтора часа Рицка и сенсей имели возможность слушать увлекательный рассказ. В одном из залов, Ритсу вновь кладёт руку на плечо подростка и увлекает его в соседнее помещение. Сделанные из гипса, мрамора и фарфора статуи и статуэтки окружают их со всех сторон. От такого великолепия и разнообразия разбегаются глаза. Сверившись с каким-то плакатом, сенсей подталкивает Аояги к небольшому постаменту. На нём фарфоровая женская фигурка, словно застывшая в танце. Изящество, изысканность и нежность форм притягивают к себе подростка, обволакивая его разум.

- Не стоит её трогать, - спокойный голос Ритсу разбивает волшебство. Рицка одёргивает руку и делает шаг назад. – Ну, что, тебе нравится?

- Да, очень. – Смущенно произносит он.

- Это только начало, Рицка-кун. Надеюсь, всё остальное тебе тоже понравится. – Сенсей наклоняется к подростку, на секунду прижимая к себе. В карих глазах плещется нервозность, смущение, отторжение. Желание оттолкнуть столь велико, что приходится прятать руки в карманы. – Не хмурься, Рицка, тебе не идёт…

В зале не очень много людей. Тихо. Ни кто никому не мешает. Поэтому можно подольше задержаться около каждого экспоната, рассмотреть, прочитать его историю. Они останавливаются возле очередной скульптуры. Её высота всего полтора метра: полуобнажённая девушка, держащая кувшин в левой руке, а правой тянущаяся вверх, к небу.

- Интересная работа, не так ли, Рицка-кун? – Сенсей отпускает подростка и делает шаг к постаменту. Поднимает руку, не дотрагиваясь до статуи. – Белый мрамор всегда кажется таким нежным, таким хрупким и уязвимым. Даже больше, чем настоящее человеческое тело. На нём всегда будут видны любые трещинки, царапины. Любое неосторожное прикосновение оставит свой след на нём. – Слова взрослого проникают в сознание Аояги, увлекая своей нежной страстью. Глаза, словно загипнотизированные, следят за длинными пальцами, которые, казалось, ласкали девушку. – Мрамор требует очень бережного обращения с собой. Он не терпит грубости или торопливости. Его можно покорить только нежностью.

Ритсу оборачивается к подростку, не скрывая своего желания во взгляде.

- Хочешь что-нибудь перекусить, Рицка-кун?

- Что? А, д.. да, наверное, - тот не сразу воспринимает вопрос взрослого. Сенсей подходит к нему, от чего горло в раз пересыхает от напряжения. Ритсу на секунду закрывает глаза, его взгляд вновь становится спокойным.

*******

Он отпускает мои волосы, приспускает рубашку с плеч, с силой сжимая их, прикусывая кожу, оставляя на ней следы. Опять переходит на шею. Одна его рука скользит по груди, вниз к животу и поясу брюк. Накрываю его пальцы своими, пытаясь вернуть их наверх. Он обхватывает мою руку и кладёт мою ладонь себе на грудь. Проводит ею с верху в низ. Останавливается на поясе и тянет дальше вниз. Я пытаюсь выдернуть пальцы, одновременно отталкивая его второй рукой. Не получается и я всё же дотрагиваюсь… Я вздрагиваю всем телом, резко дёргаюсь в сторону. Он отпускает меня, обхватывает лицо обеими руками и впивается в губы. Сильно, больно, наказывая за непослушание. Стоять на носочках, прижатым к стене, когда голова оттянута назад, тоже не особо приятно. Он показывает мне, на сколько он разозлился. Он жестко целует, нещадно терзая губы. Больно! Оттолкнуть не хватает сил. Но и терпеть это невыносимо. Я осторожно дотрагиваюсь до его щеки, стараясь унять дрожь в пальцах. Чувствуя моё прикосновение, он усиливает напор, кажется, я ощущаю вкус крови во рту.

*******

Взрослый и подросток сидят за столиком в кафе музея. Сенсей пьёт кофе, Рицка чай. Перед каждый стоит тарелка с круасоном: у одного с шоколадом, у второго со сгущённым молоком.

- Вкусно? – Смотрит на Аояги.

- Да, спасибо. – Смотрит в тарелку.

Они сидят в самом углу возле окна. Высокие кусты за стеклом полностью скрывают их от улицы и улицу от них. Вокруг пусто, люди сидят ближе к бару.

- Тебе понравилась выставка?

- Ммм, в принципе да. – Подросток делает глоток из чашки. – Но, всё же, я предпочитаю живопись.

- Ты просто привык. Иногда полезно вносить изменения в будни. – Скользкий намёк в голосе.

- Я и вношу. – Резко и напряжённо.

- Не злись. - Насмешка. – Ты ещё так молод, тебе предстоит столько всего выучить. – Превосходство.

- Я знаю. – Хмуро. – Но я быстро учусь, - взгляд направлен на взрослого, - особенно, когда вокруг столько желающих чему-то меня научить.

- Желающих, это точно. – Такой же прямой взгляд в ответ. Длинные пальцы прикасаются к тонким губам, убирая невидимую крошку. Опять напоминание, опять насмешка. Подросток опускает глаза, вертит вилку над опустевшей тарелкой.

- Хочешь ещё? – Мягко. Заботливо. – Шоколадный ты не пробовал.

- Ммм, да, наверное. – Усталый вздох. Острый мальчишеский локоть устраивается на столе. Подбородок ложится на ладонь. Он ждёт, когда взрослый позовёт официанта. Сенсей же не торопится оборачиваться к бару. Вместо этого он отрезает кусочек от своего круасона, поддевает на вилку, обмакивает в воздушный крем и протягивает подростку, подставив с низу ладонь. Карие глаза мгновенно расширяются от неожиданности и удивления.

- Но… - Начинает Аояги.

- Никто не видит. – Ласково. – Не бойся. – Настойчиво. Рицка наклоняется над столом. Пальцы сенсея легко придерживают его за подбородок. Край кусочка задевает губу, оставляя на ней капельку крема. Вилка медленно возвращается на место, тогда как Ритсу продолжает держать лицо Рицки. Заметив оставшийся крем, взрослый стирает его, проводя большим пальцем по губе подростка. Затем чуть надавливает так, чтобы оказаться внутри мальчишеского рта. Зрачок расширяется от желания. Резкий толчок внутрь, палец дотрагивается до язычка. Аояги вздрагивает, но не отстраняется. Сенсей медленно убирает руку от лица подростка. Подносит пальцы к губам.

- Ммм, как вкусно, - мурлыкает он, пристально глядя в карие глаза. Рицка не торопясь, откидывается на спинку стула, стараясь выдержать его взгляд.

*******

Не могу унять дрожь в руках, да и во всём теле тоже. Он продолжает с силой целовать меня, специально делая больно. Я кладу ладонь ему на ключицу, медленно веду её к вороту рубашки. Дотрагиваюсь до шеи, едва касаясь, двигаюсь выше к скулам. Обхватываю ладонями его лицо. Это успокаивает его, он ослабляет напор. Целует легко, нежно. Отрывается от губ, смотрит на меня. Опять наклоняется. Невесомо касается щеки, языком ласкает мочку уха, прикусывает её. На какое-то мгновение я расслабляюсь. Такие нежные руки, такие мягкие. В сознание всплывает картинка из прошлого: когда я и Соби первый раз делали это по взрослому. Мне тогда было жутко страшно, и он меня так же успокаивал. Соби… Взрослый замирает. Неужели я произнёс это вслух?! Чёрт! Ну почему я такой ид… Комната переворачивается вверх тормашками, я впечатываюсь спиной в пол, ударяясь затылком. Он садиться передо мной. Его глаза напоминают осколки льда. Губы сжаты, брови сведены на переносице. Он наклоняется ко мне, хватает край брюк и рывком сажает себе на колени. Не успеваю затормозить и ударяюсь лбом в его плечо. Он нетерпеливо, даже как-то брезгливо дёргает им, отстраняя меня.

- Сними её. – Грубо приказывает он. Я чуть не спрашиваю «кого», но во время догадываюсь: рубашку. Пока я пытаюсь стянуть её дрожащими пальцами, одной рукой он прижимает меня к себе, второй хватает за волосы и оттягивает голову назад.

*******

Ещё два часа хождения по музею. От шума, суматохи и неразберихи начинает болеть голова. Рицка трёт виски, пытаясь унять нервное напряжение.

- Ты устал? – Забота. Участие.

- Да. Здесь так шумно. – Извинение. Сожаление.

- Хорошо. Давай где-нибудь посидим или погуляем на свежем воздухе.

- Лучше погуляем. Здесь недалеко есть замечательный парк.

Они покидают обитель красоты и суеты. Машина легко несёт своих пассажиров в направление зелёного парка. Тишина и свежесть радушно принимают новоприбывших. Сенсей берёт подростка за руку. Они медленно идут по траве, распугивая насекомых. Ещё час пролетает незаметно.

- Ты голоден? – Взрослый останавливается и смотрит на Аояги.

- Нет, не очень. – Тот пожимает плечами, глядя в сторону.

- Если ты не против, мы можем приготовить что-нибудь дома. Только для этого придётся зайти в магазин.

- Хорошо, зайдём. – Усталое согласие в ответ.

- Что ты любишь, Рицка-кун? – Они продолжают движение.

- Хм. Ну, все, наверное. Овощи, мясо. А что? – Взгляд, наконец, поднимается до уровня глаз сенсея.

- Мне интересно. Я же не знаю. – Ласковая полуулыбка. Рука треплет густые волосы. – Ты умеешь готовить?

- Относительно. Соби меня учил. – Осторожная вежливость.

- Это хорошо. Тогда ты мне поможешь? – Вопрос, не утверждение.

- Конечно. – Чуть удивлённо.

…. – Ну, вот мы и приехали. – Взрослый открывает дверь в подъезд.

- У вас есть квартира в городе? – Аояги проходит вслед за сенсеем. Лифт. Третий этаж.

- Да. Но я редко ею пользуюсь. – Не злая усмешка. – Вряд ли ты бы захотел ехать в такой час в Школу…. Заходи. Сейчас всё сделаем.

*******

Кое-как я снимаю рубашку. В его движениях не осталось ласки. Главное не оттолкнуть. Иначе, он меня просто убьёт. Терпеть. Это всё не напрасно… Его руки с силой прижимают меня. Чувствуя его возбуждение, я чуть не забываю о собственном наказе не сопротивляться. Он проводит пальцами по моей щеке, дотрагивается до губ, чуть надавливает, как тогда в кафе, проталкивает во внутрь. Закрываю глаза. Языком прохожусь по подушечке пальца. Он наклоняется ко мне, несильно прикусывает нижнюю губу. Убирает руки от моего лица, начинает расстёгивать пояс брюк. Меня в раз покидают все силы. Сбитое дыхание вообще останавливается, сердце стучит как бешенное. Это ради Соби. Это ради него... Ладони сенсея ложатся мне на бёдра. Пальцы комкают ткань брюк, перемещаясь вперёд. Я хватаю его за плечи, пытаясь уговорить себя не паниковать. Его рука гладит мой живот, потихоньку опускаясь всё ниже и ниже… Я отклоняюсь назад. В момент, когда он дотрагивается до меня, я всё же отталкиваю его. Резко, сильно, не контролируя своё поведение.

Он смотрит на меня, а я спиной отползаю к стене и вжимаюсь в неё. Он не двигается, голова чуть наклонена на бок, руки сложены на коленях.

- Я…я не могу. – Произношу сдавленным шепотом. – П..простите.

В глазах всё плывёт от напряжения. В какой-то момент, мне кажется, что он продолжит. Но… Сенсей берёт мою рубашку и поднимается. Подходит ко мне, садится на корточки. Я смотрю в пол. Всё пропало.

- Я и не сомневался в этом, - совершенно спокойно произносит он. В поле моего зрения попадает светло голубой цвет. – Держи. Одевайся.

- Сенсей. Я... – Что мне ему сказать? Беру одежду из его рук, прижимаю её к груди, словно она может дать ответ.

- Если бы ты не остановился, то сильно упал бы в моих глазах. – Слышу усмешку в его голосе. Поднимаю глаза. Он выглядит усталым, но не злым. Смотрит ласково, но как-то обречённо. Улыбается. – Не бойся, Рицка-кун.

- Сенсей, я не понимаю… - Если он всё с самого начала знал, то зачем начинал всё это? Он встаёт, подходит к окну, достаёт сигареты.

- Не помешаю? – Спрашивает он, обернувшись ко мне. Качаю головой. Он закуривает. – Может, мне просто хотелось узнать тебя поближе. Как можно ближе, - он смотрит прямо мне в глаза, подчёркивая сказанное. – С одной стороны, я надеялся всё-таки соблазнить тебя. Я уже говорил, ты стал очень, ммм, привлекательным. Но, я же вижу, что ты слишком любишь Соби, чтобы хоть на минуту забыть о нём. – Горечь. Сожаление. – В любом случае, я хорошо провёл с тобой день. Давненько я никуда не выбирался. Да и вечер тоже удался... – Он усмехается.

- Д..да, было интересно. – Странно, мне вдруг становится его жаль. Если человек на столько одинок, что шантажом создаёт себе компанию…

- Не стоит меня жалеть, Рицка-кун. Я этого не люблю. – Он что, мысли мои читает? – Я не читаю твои мысли, - тихо смеётся, - просто у тебя на лице всё написано. Ложись спать. А то вдруг, я перестану быть таким добрым и всё–таки захочу завершить нашу сделку.

Прежде, чем он успевает закончить предложение, я уже одет и лежу под одеялом. Он смотрит на меня, оставляет сигарету в пепельнице, подходит к кровати и садится на край.

- Ты смелый, Рицка-кун. Решится на такое не легко. – Он осторожно дотрагивается до моих волос. Его взгляд проваливается куда-то в прошлое. – Хотел бы я, что бы меня так любили.- Тихо произносит он сам себе. Затем, словно опомнившись, убирает руку. – Со своей стороны я выполню всё, что обещал. Не беспокойся. А теперь закрывай глаз, и что бы, когда я вернулся, ты уже спал.

- Хорошо, сенсей. – Не знаю почему, но я улыбаюсь ему. – Спокойной ночи.

П.С.: О разрешении розмещения этого фанфа на других ресурсах в шапке сказано не было, но я на всякий случай хочу извиниться перед автором этого произведения, если он(а) не хотел(а) чтобы его вобще ещё где-то выставляли. Я уважаю авторские права, так что спасибо за понимание.

+2

2

На протяжении всего фанфа я чувствовала напряжение и, почему то, двойную ревность. Мне хотелось одинаково сильно убить и Рицку и Ритсу.
Отлично получилось, я расслабилась только в конце, когда все решилось.
Сенсей, вы чуть меня не убили, я почти не дышала.))))

0

3

Софи Кайо, а у меня были двойственные ощущения в конце) Я долго думал, радоваться мне или нет исходу фанфика)) Все же, я довольно далек от канона по всем меркам) Но мне понравилось, даже итог с Рицу. Немного было странно чувствовать обиду за этого персонажа, то, насколько его решили сделать открытым нытиком, но в общем и целом я смирился ^ ^
А начало было вообще бесподобно  :crazyfun:

0


Вы здесь » Loveless forever... » Фанфики по Loveless » Один день из твоей жизни, Рицу/Рицка, NC