Loveless forever...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loveless forever... » Синдзюку » Книжный магазин


Книжный магазин

Сообщений 1 страница 30 из 59

1

Небольшая книжная лавка, теряющаяся среди красивых и ярких магазинов. Никто не знает, как она называется, поэтому называют ее просто "книжной". С виду очень непримечательная и простенькая: белые стены, большие окна со светло-коричневыми стеклами, темно-зеленая дверь с коричневым же стеклом. Кажется, когда-то над входом был навес, но теперь о нем напоминает лишь полоска не скрытого побелкой или бетоном железа над самой дверью.

Всего в здании два этажа. На первом как раз и располагается книжная лавка: множество стеллажей с разнообразными книгами, далеко не всегда расставленными так, как прилично расставлять книги. В самом дальнем конце зала лавки, слева, если смотреть от входа, возле двери в подсобку, в которой хранится ненужное барахло, документация и книги, которые не уместились на полках, стоят два стола, составленных практически уголком - один стол упирается краем в стену, и расстояние между ним и другим составляет примерно метр. За ними обычно и сидит продавец, здесь же находится кассовый аппарат.

На второй этаж ведет лестница, находящаяся правее двери в подсобное помещение, - непримечательная, страдальчески скрипящая, но достаточно прочная, упирающаяся в дверь с врезанным в нее замком, ключ от которого имеется только у хозяина лавки.
На втором этаже находятся жилые помещения. Во-первых, поднявшись по лестнице можно попасть в коридор - крохотный и темный, без всякого намека на окно, но зато с гордо висящей под потолком лампочкой.
За самой первой дверью находится жилая комната. В ней есть кровать, не слишком узкая, но и не широкая, шкаф для одежды, две широкие книжные полки, доверху заваленные книгами, низенький стол и два кресла. На улицу из комнаты можно посмотреть через довольно большое окно с все теми же коричневыми стеклами. Стол вечно бывает завален бумагами и книгами, частенько на нем стоят кружки. На одном из кресел всегда обитает большой и тяжелый ноутбук.
За второй дверью находится небольшая кухня. В ней тоже имеется окно, а кроме него - обеденный стол, четыре стула, старенький холодильник, электрическая плита на четыре конфорки и даже с духовкой, два навесных шкафчика и два напольных, причем в один из них врезана раковина.
За третьей дверью находится санузел. Здесь все как у людей: унитаз, ванна, которая, разумеется, не подходит для того, чтобы в ней мог удобно растянуться взрослый человек с приличным ростом, раковина и шкафчик для мыльно-шампунных нужд.
_____________

Внимание! Так как локация делится на два, просьба указывать о переходе на второй этаж и обратно в начале поста. Например, приписывать справа "первый этаж" и "второй этаж". Чтобы не запутаться.

Отредактировано Izaki Haruma (2012-02-03 01:21:03)

0

2

<<< начало игры
первый этаж

Изаки стоял перед книжной полкой и задумчиво тер пальцем корешок сказок Андерсена. Все его мысли вертелись вокруг одной только фразы: "нет денег".
Еда кончалась меленно, но верно, за поступление новые книг в магазин скоро будет нечем расплачиваться.
"И как только бабушка со всем с этим справлялась?" - Изаки стукнул пальцем по книге и отошел к столу.
Близился вечер, и покупатели, без того редкие в магазине, исчезли совсем. Естественно, кому надо покупать книги, когда завтра предстоит идти на работу? Лучше забежать в супермаркет, купить еды и...
"Опять все мысли о еде".
Вздохнув, Изаки подошел к коробкам с книгами, стоящим под лестницей. Вот оно, то самое добро за которое пришлось отдать последние деньги. Изаки сказали, что это какие-то страшно новые и очень востребованные издания старых книг, поэтому их обязательно нужно иметь в каждом магазине.
Изаки распаковал одну из коробок и начал неспешно подыскивать томикам в полумягкой обложке месте на полках. Это было сложновато, если учесть общую забитость магазина книгами. Иногда казалось, что это не магазин, а библиотека, правда, Изаки никогда не был в библиотеках. Разве нужны они, когда есть бабушка и эта лавка.
Найдя место для всех книг из первой коробки, Изаки сел за стол, а потом и вовсе удобно развалился на стуле. Работа может подождать, все равно над ним нет никакого сурового начальника, кричащего за любое промедление.

+1

3

<<< начало игры

Денег хватило только на билет до Синдзюку, бутылку воды и пачку печенья. Что делать дальше Макото представлял слабо. Знал только, что нужно где-то укрыться на время, переждать. Только чего и как долго?
Мысль о том, что работа нужна, как-то слабо просвечивала через призму душевных терзаний. Там, где-то в центре груди, нещадно ныло, глаза болели от бессонницы и слез, от голода шатало во все стороны. В общем, вида Хикару был самого жалкого. И кто его в таком прекрасном состоянии возьмет на работу (да еще и несовершеннолетнего!). Пожалуй, только идиот.
Вот в поисках такого прекрасного человека Макото целый день бродил по оживленным улицам Синдзюку. Пару раз ему удалось наткнуться на объявления о поиске помощник в лавочки мелких торгашей. Но хозяева, узнав, что соискателю на должность нет и восемнадцати, отправляли его на все четыре стороны.
Так и бродил Макото до самого вечера, не запоминая дороги, не обращая внимания на прохожих. Ему было все равно, куда он идет и зачем. Он решил отдаться на волю случая и просто шел и шел вперед.
То, что здание перед ним, - книжная лавка Хикару понял не сразу. Точнее, только оказавшись внутри. Ему просто захотелось войти в это потрепанное временем здание, затерявшееся между яркими модными магазинами.
Оно выглядело таким же потерянным и забитым, каким ощущал себя Макото.
«И тебе досталось от жизни», - почему-то решил Хикару.
Юноша провел ладонью по входной двери и, замешкавшись на мгновение, дернул ручку.
Раздался слабый скрип, и Макото очутился внутри.

+2

4

Дверь скрипнула. Впрочем, даже если бы она открывалась бесшумно, Изаки все равно увидел бы посетителя - сидел практически напротив двери.
Посетителей после шести вечера обычно не было. Конечно, изредка заходили студенты, убежденные в собственной исключительности и в том, что книги стоит покупать при обстоятельствах "очень захотелось". Изаки знал таких, сам же к их числу раньше и относился.
Стоявший на пороге парнишка не казался студентом. Он, скорее, был мальчиком домашним, только выглядел почему-то там, будто готов усесться прямо на пол и просидеть так несколько часов, отдыхая.
Изаки выпрямился на стуле, а потом и вовсе подался вперед, положил руки на стол и достаточно вяло улыбнулся:
- Здравствуйте, молодой человек.
Еще раз оценив вид мальчишки, Изаки пришел к выводу, что того гложет какое-то странное проявление нерешительности.
"Наверное, возрастное", - решил Изаки и участливо поинтересовался:
- Вам что-нибудь подсказать?
Как учила бабка, с покупателями нужно быть вежливым и дружелюбным. Изаки особенно задумывался о заветах родственницы сейчас... когда у него кончились дньги.

+1

5

Хикару как вошел, так и остался стоять столбом возле входной двери. Внутри здание казалось намного больше, чем снаружи. Из-за того, что все доступное взгляду юноши пространство было забито книгами, создавалось впечатления о нескончаемости книжной лавки. Казалось, что стеллажи уходят все дальше и дальше, вглубь здания.
После ярко освещенных неоновыми вывесками улиц желтоватый свет книжного магазина казался необычайно темным, именно поэтому Макото не сразу замети за столом темноволосого мужчину.
Только слова, произнесенные незнакомцем, заставили выйти юношу из ступора. Он непроизвольно вздрогнул и зябко повел плечами.
- Д-д-добрый вечер, - после долгого молчания слова давались с трудом.
«Удивительно, как родители ничего не заподозрили, когда я им звонил?» - мелькнула грустная мысль.
- Я… я… просто посмотрю. Можно? – нерешительно спросил он, таким тоном, будто находится под следствием. – Я… не буду вам мешать.
- Извините, - зачем-то буркнул он, стянул с плеч потрепанный рюкзачок и шмыгнул за ближайший стеллаж. Почему-то от взгляда этого человека хотелось спрятаться.
«Что я здесь забыл?»
Юноша с тупым вниманием уставился на полку, заставленную какими-то научными толмутами.

+1

6

Мальчишка стоял и пялился на полки. Изаки терпеливо ждал отклика, разглядывая посетителя.
Вроде, одет прилично, хотя и не в школьную форму. Значит, успел зайти домой - не выглядел мальчик тем, кто станет прогуливать уроки. Вот только все равно выглядел он не слишком... пожалуй, не слишком здоровым.
"Да ну, мне-то какое дело?" - решил для себя Изаки и почувствовал, что сразу полегчало - не надо было гадать о том, что произошло с мальчиком, ведь, собственно, это его личные дела.
- Я… я… просто посмотрю. Можно? Я… не буду вам мешать.
Изаки подумал, что он, должно быть, выглядит слишком мрачным и суровым. Покупатели обычно не просили посмотреть товар, который и так стоял под их носом. Изаки даже порядком растерялся, не нашелся, что ответить на слова этого чрезмерно вежливого и воспитанного мальчика, и просто махнул рукой - мол, смотри, что хочешь, целый магазин в твоей распоряжении. Часы работы лавки не были нормированы, Изаки открывал ее тогда, когда хотел, закрывал тогда, когда надоест сидеть за прилавком. Поэтому магазин иногда работал и после полуночи, а иногда был закрыт чуть ли не по неделе. Что ни говори, а Изаки любил свою работу.
- Извините.
- Все нормально, - совсем уж расщедрился Изаки.
Поднявшись из-за стола, он подошел к еще одной из коробок и начал ее распаковывать. Мальчишка скрылся за одним из стеллажей.

+1

7

Даже добродушный тон хозяина лавки не помог Макото избавиться от какого-то странного чувства, которое охватило его еще при входе в лавку.
«Да что это я!» - невесело подумал он и медленно побрел вдоль стеллажей, проводя слегка подрагивающей от перенапряжения рукой по неровным корешкам книг.
«Вот бы здорово было работать здесь», - отчего-то подумалось юноше.
Он еще не успел полностью и ясно осознать эту мысль, как фантазия уже захлестнула его и повлекла за собой.

Через грязноватые окна струится мягкий солнечный свет, забираясь даже в самые отдаленные уголки помещения, осторожно ложась на книжные полки, вызолачивая корешки книг. В воздухе разлито какое-то необыкновенное умиротворение и покой. Хочется улыбаться. Немногочисленные посетители тихо бродят между полками. Незнакомый темноволосый мужчина негромким голосом советует даме средних лет, какую книгу почитать. Сам Макото…

Не успел юноша вписать себя любимого в эту безоблачную фантазию, как реальность снова наполнила о своем существовании. Увлекшись мечтами, Хикару не заметил, как оказался в совершенно другом конце магазина, где так не осмотрительно были составлены коробки. Запнулся, потерял равновесие и рухнул вниз.

+1

8

Изаки достал из коробки одну из книг и повертел ее в руках. На обложке "Повелителя мух" была нарисована большая свиная голова, а на ней сидела муха. Если перевести это в жизнь, то можно было прийти к выводу, что либо это насекомое с кулак, либо же свинья совсем уж крошечная. Фыркнув, Изаки взял стопку книг и подошел к ближайшему стеллажу.
Впихнуть на него книги оказалось не так-то просто, да и странно смотрелись эти новомодные обложечки рядом с томами в достаточно классическом оформлении. Впрочем, Изаки не особенно заботился о том, красиво все будет расставлено или нет.
Мальчишка не издавал никаких звуков.
Изаки вернулся к коробке и только тогда услышал шаги. Старая лавка будто бы заботилась о том, чтобы ее хозяин знал о перемещениях любого посетителя: половицы скрипели, вторя каждому шагу мальчика. Изаки, проведший в магазинчике достаточно много времени, знал, куда нужно наступать, чтобы идти бесшумно, а случайный покупатель. разумеется, нет.
Достав еще немного книг из коробки, Изаки пошел в сторону стеллажа. Дойти он не успел. Мальчик, плывущий куда-то с крайне мечтательным видом, столкнулся с коробкой. Последняя отъехала чуть в сторону, но и посетитель умудрился растянуться на полу, чудом на ту самую коробку не рухнув.
"О господи", - подумал Изаки.
Он подошел к мальчишке, прижимая книги к груди.
- Вы живой? Не ушиблись? - спросил Изаки, даже не задумавшись о том, что стоило бы, наверное, извиниться за стоявшую на полу коробку.

+1

9

«Наверное, упасть на коробку было бы мягче».
По крайней мере, такая мысль посетила юношу на его пути к полу. От удара в глазах потемнело, а в ушах как-то неприятно зашумело. Мир как-то безжалостно схлопнулся. Казалось, прошли часы, прежде чем Макото смог нормально соображать. Ему даже померещилось, что он на какой-то момент потерял сознание, но на самом деле, не успев встретиться с полом, он как-то резко принял сидячее положение и начал хватать книги, которые попадались ему под руки.
- Извините… извините… я сейчас все уберу, - нервно бормотал он, сгребая к ногам все, что попадалась на его пути. – Я… я… не хотел.
Видимо, головой он приложился очень хорошо, потому что она нещадно болела и одновременно кружилась, пустой желудок подкатил куда-то к горлу.
- Извините, извините…

+2

10

Изаки терпеливо вздохнул. Что взять с мальчишки? При ближайшем рассмотрении Изаки не мог не заметить некоторую болезненность покупателя. Обычно так выглядят люди, когда не спят чуть больше суток: кажутся не совсем понимающими, что происходит вокруг, одновременно силятся понять и отказываются, стараются держать глаза открытыми и совершают кучу лишних движений.
"О господи", - еще раз мысленно повторил Изаки. Каким бы равнодушным он ни был, но на роль чертствого сухаря явно не тянул.
- Да бросьте вы все, - посоветовал он, поставил книги, которые держал в руках, на стол, присел рядом с мальчишкой и перехватил все то, что он успел цапнуть. - Успокойтесь.
Поднявшись, Изаки положил и эти книги на стол. Параллельно он пытася решить, ему, как обычно, все равно на незнакомого человека, или мальчик выглядит настолько жалко, что ему следует помочь? Решив проблему за несколько секунд, Изаки развернулся и протянул мальчику руку, чтобы помочь тому подняться.
- Может, вам воды? - предложил Изаки. - Вы неважно выглядите. Если хотите, можете вообще присесть на стул, - изаки махнул в сторону стола.

+1

11

Это падение оказалось последней каплей в череде всех неприятностей сегодняшнего дня. Еще никогда Макото не чувствовал себя настолько раздавленным, опустошенным. Руки сами собой опустились, а тело как будто окаменело. Глаза сделались какими-то стеклянными, безжизненными.
- Да бросьте вы все. Успокойтесь.
Голос, произнесший эти слова, каким-то странным образом повлиял на Хикару: он шмыгнул носом и наконец-то осознанно посмотрел на мужчину. Тот протягивал ему руку.
«Я все еще сижу?!» - с удивлением осознал он.
Юноша принял помощь, но глаза от лица мужчины отвел: слишком тяжело было после падения концентрироваться на одном объекте долгое время.
- Может, вам воды?  Вы неважно выглядите. Если хотите, можете вообще присесть на стул.
- Да… нет… спасибо, не надо, - неуверенно пробормотал он, теребя ручку рюкзака, который так и не выпустил из рук.
«Мамин подарок…»
Как же хотелось домой. К маме, папе, бабушке. Но… как же он вернется, после того, что наговорил родителям. Он должен для начала стать кем-то важным, значимым, а потом уже и возвращаться к родителям.
«Иначе они не поймут…» - Макото опять шмыгнул носом и понурил голову.
- Я сейчас пойду, - неуверенно проговорил он, внезапно осознав, что день-то клонится к концу, а у него до сих пор нет ни работы, ни места, где можно было бы переночевать, ни денег.

+1

12

Мальчик подозрительно шмыгал носом. Очень подозрительно. Когда так начинали шмыгать барышни, с которыми Изаки доводилось иметь отношения, ему ближайшие минут десять-пятнадцать приходилось выслушивать все проблемы или обвинения прекрасных дам, подсовывать им платочки и стараться вести себя более или менее нормально. К сожалению, Изаки, как и большинство людей. совершенно не знал. что нужно делать с плачущими людьми, чтобы они перестали разводить влажность.
- Да… нет… спасибо, не надо, - мальчик был смущен и опять - опять, черт его возьми! - шмыгал.
Изаки вздохнул - на этот раз нетерпеливо, с присвистом.
"Во всяком случае, мальчик проявлят верх вежливости", - подбодрил себя Изаки.
- Я сейчас пойду.
- Да куда ты пойдешь! - фыркнул Изаки. Он не умел читать мыслей, ничего такого, просто по виду мальчика нельзя было сказать, что он сможет дойти до своего дома, где бы он ни находился. - Ты себя в зеркало давно видл? Бледный, как смерть. Сядь, говорю тебе, и не зли меня.
Изаки легонько подтолкнул мальчика к стулу, а сам заглянул под стол и увидел полупустую бутылку с водой. Не долго думая, он протянул находку посетителю.
- Сиди и приходи в себя. Не удивлюсь, если у тебя еще и температура, - Изаки хотел было достать сигарету, даже залез в карман брюк за пачкой, но понял, что при посетителе, наверное, курить в магазине не стоит. Разозлившись еще сильнее, Изаки сложил руки на груди. - Есть, кому тебя забрать?

Отредактировано Izaki Haruma (2012-02-03 19:17:36)

+1

13

Темноволосый мужчина внезапно проявил заботу. Очень странную, но все же заботу. Макото нехотя, но повиновался. Уселся на предоставленный стул и по привычке притянул ноги к груди, обхватив их руками. Воду он тоже принял и даже с благодарностью посмотрел в глаза хозяина магазина. В том, что этот мужчина хозяин сомнений не было. Вряд ли какой-то обычный продавец проявил столько терпения и понимания к обычному школьнику.
- Спасибо, - более уверенным голосом пробормотал он. – Мне уже лучше, правда, - неуверенно добавил он, делая глоток.
На самом деле ни черта ему не было легче: голова все также кружилась, да и неприятный ком все так же стоял в горле. То ли сказались последствия падения, то ли бессонная ночь давала о себе знать. Юноша не знал, да и думать об этом как-то не особо хотелось.
- Сиди и приходи в себя. Не удивлюсь, если у тебя еще и температура. Есть, кому тебя забрать?
«Забрать? Меня?» - воспоминания внезапно захлестнули молодого человека, и, не понимая что он делает и зачем, он внезапно расплакался, уткнувшись в коленки.
«Нет, нет у меня никого! И не будет…»
Он, конечно, понимал, что родители они такие… они поймут, простят, примут обратно в родные пенаты. Но ничего с собственным характером он поделать не мог. Не мог он, несмотря на всю свою домашность, вернуться к ним.
- Нет, некому, - неуверенно пробормотал он, почему-то воспылав к мужчине неожиданным доверием.
- Но я уйду… сам. Не беспокойтесь, - внезапно пробормотал он, пытаясь перестать плакать. Но ничего поделать с собой не мог… слезы так и струились по щекам.

0

14

- Спасибо. Мне уже лучше, правда.
- По тебе не скажешь, - ворчливо заметил Изаки.
По крайней мере, мальчишка сел и воду принял - это уже было хорошо. Но вот когда он разревелся, Изаки почувствовал острое раздражение и гнев на самого себя.
С плачущим мальчиком нужно было что-то делать, но Изаки, к сожалению, успокаивал лишь своих, так сказать, невест и пару раз мать. Поэтому Изаки начал попросту разглядывать мальчишку, стоя рядом. Вид малька всячески указывал на то, что родители его любят - не чрезмерно, но все-таки. Конечно, Изаки семья тоже любила, но он умудрялся быть трудным подростком и даже бунтарем - по-детски, но все же. В мальчике не было ни одного проявления бунтарства, да и не стал бы трудный подросток расхаживать вечером в черт знает каком состоянии по улице и рыдать при виде незнакомцев. Если, конечно, речь не о девочке.
- Нет, некому. Но я уйду… сам. Не беспокойтесь, - мальчик рыдал, но все же продолжал убеждать Изаки в том, что все хорошо.
Его хотелось назвать глупым ребенком, но вряд ли это было бы уместно в данной ситуации.
- Сиди уже, - фыркнул Изаки. - Сам он... вот уже сам, и что из этого вышло? Выглядишь едва живым и на ногах не стоишь.
Изаки присел на стол, раздумывая над тем, что принято делать с плачущими, нездоровыми на вид мальчиками.
- Стоять, - вдруг понял Изаки и чуть не завыл - как он мог забыть об этой особенности подростков?
Помнится, как-то однажды он тоже чуть не сглупил. Самого Изаки остановили только мысли о брате - не такие, к которым все привыкли, вроде "а как же он там без меня?", а крайне злобные, не давшие доставить Канеко удовольствия.
- Ты что, из дома сбежал? - в лоб спросил Изаки, никогда не отличавшийся тактичностью. На самом деле, ему невероятно сильно хотелось верить, что мальчика просто-напросто бросила девочка, и сиди мальчик теперь, весь разбитый и брошенный, размышляет о превратностях судьбы и не хочет говорить родителям, что потратил деньги, данные ему на два билета в кино, на какую-нибудь ерунду, вроде пива, чипсов или аттракционов.

+1

15

Стыдно. Ох, как стыдно было Хикару в данный момент! Он не знал куда себя деть. Конечно, расплакаться на глазах у взрослого мужчины не было самой его гениальной идеей, но об этом стоило думать раньше, а не в тот момент, когда слезы уже во всю лились из глаз. Но кто бы смог нормально соображать в его состоянии? Как никак первая любовь, да еще и закончившаяся таким малоприятным образом.
Макото, конечно, доверчивый, но он сам еще до конца не осознавал, как… ну как он мог влюбиться в такого человека? Думать об этом было поздно.
- Сиди уже. Сам он... вот уже сам, и что из этого вышло? Выглядишь едва живым и на ногах не стоишь, - в голосе мужчины послышались укоризненные нотки.
- Я… я… не специально. Оно так само вышло, - все еще не прекращая плакать проговорил Хикару. – Простите, мне очень стыдно… Я не хотел вас отвлекать, просто
И он опять расплакался. Выпустил ручки рюкзака из рук и обхватил голову руками, пытаясь прийти в себя.
«Это не хорошо… не правильно. Я не должен загружать его своими проблемами».
Вопрос хозяина магазина, заданный так просто, в лоб, заставил мальчика немного прийти в себя. Он на мгновение затих, а потом хлюпнул пару раз носом и поднял глаза на мужчину.
- Не то, чтобы очень, но… - он не договорил.
То ли не мог признаться перед взрослым человеком в своей глупости, то ли, боясь, что, сказав эти слова вслух, он раз и навсегда подпишется под своим поступком. И все, что с ним случилось окажется не обычным кошмаром, а самой настоящей правдой.

0

16

Изаки следил за действиями мальчика внимательно и чуточку задумчиво. Раздражение не проходило, но и сильнее не становилось.
- Я… я… не специально. Оно так само вышло. Простите, мне очень стыдно… Я не хотел вас отвлекать, просто…
- Ты меня не отвлекаешь, - честно ответил Изаки, - все равно покупатели в такое время редко приходят.
В общем-то, на памяти Изаки было несколько рыданий Канеко. Да и брат явно помнил, как сам Харума запирался в комнате и отсиживался там по несколько часов, а потом выходил сам не свой, не зная, куда деть глаза. В такие дни они устраивали негласное перемирие, выслушивали все, что хотелось сказать, а на утро будто бы все забывали и снова начинали ссориться.
Но это было слишком давно, да и Канеко был родственником Харумы, а не простым прохожим.
- Не то, чтобы очень, но…
Изаки кивнул и пододвинул бутылку к мальчику.
- Пей еще и успокаивайся, а потом что-нибудь придумаем.
Еще недолго посмотрев на мальчика, Изаки потрогал свой лоб, а потом приложил ладонь к мальчишескому. Температуры не было, но это не меняло избавляло ребенка от болезненного вида. Правый висок Изаки зачесался, как если бы его щекотали. Когда Харума убрал руку ото лба мальчишки, то заметил метку, которой до этого не было. Изаки почувствовал, что вот буквально только что, пару секунд назад совершил страшную ошибку. Хотя, если смотреть объективно, виноват он не был: мальчик пришел сам, явно ведомый какой-то сумасшедшей судьбой. Хотелось обвинить во всем бабушку, но Изаки прекрасно понимал, что и старуха была абсолютно безвинна.
Раздражение сменилось унынием.
- Ладно, - пробормотал Изаки, не сдержавшись и почесав висок, - есть хочешь? У меня там что-то осталось, могу накормить. Тебе вообще есть, куда пойти?
Висок чесался нестерпимо сильно, и Изаки хотелось одновременно и не видеть его, чтобы не подтверждать догадку, и посмотреть, правильны догадки или нет.

Отредактировано Izaki Haruma (2012-02-04 14:36:54)

0

17

Протянутая вода была принята с немой благодарностью. Может, во всем виновата доверчивость Макото и его безоговорочная вера в людей, которую не смог пошатнуть даже «прекрасный принц», но к мужчине Хикару почему-то проникся доверием.
Юноша перестал плакать и сделал несколько больших глотков воды. Стало легче.
Знаете, иногда после большого стресса приходит состояния покоя и умиротворения, когда все пережитое уже не кажется такой уж большой трагедией. Оно просто заволакивается дымкой и воспринимается, как нечто само собой разумеющееся. Да, было больно, но ведь жизнь на этом не заканчивается. Из-за одного плохого человека нельзя терять доверие ко всем остальным. Это не правильно. Люди же все разные. В них много хорошего.
Внезапно мужчина дотронулся до своего лба, а потом приложил руку ко лбу Хикару. Юноша от неожиданности дернулся и в то же мгновение почувствовал странное жжение в районе правого виска. Испугавшись, он тут же начал методично тереть его. Ощущение не проходило.
То, что у мужчины на правом виске внезапно появился странный знак, Макото не заметил.
- Ладно, есть хочешь? У меня там что-то осталось, могу накормить. Тебе вообще есть, куда пойти?
«Да, а действительно. Я же уже не ел… А сколько?»
Только сейчас он на самом деле осознал, что в желудке поселилась пустота: он неприятно болел. После расставания с «любовью всей его жизни» мысли о еде его ни разу не посещали. Только по привычке он купил в ларьке на вокзале пачку печенья, которая, так и не распакованная, лежала в рюкзаке.
- Да… немного, - проговорил он. – А у меня печенье есть, - с детской доверчивостью проговорил он и тут же потянулся к рюкзаку, чтобы всенепременно найти их. – Сейчас… сейчас…
Он судорожно начал перебирать содержимое рюкзака. Выложил на пол бутылку воды, какие-то бумажки, джинсы и майку, книгу сказок братьев Гримм. В общем, практически все, что взял с собой, когда уходил от родителей. Печенье обнаружилось на самом дне. 
Вопрос о том, есть ли ему куда пойти, Макото решил оставить без ответа.

Отредактировано Makoto Hicaru (2012-02-04 14:27:19)

0

18

Мальчишка явно почувствовал появление Х у себя на виске. Когда он потянулся к нему пальцами, внутри Изаки все похолодело.
"Нет-нет-нет, только не говорите мне, что мне теперь придертся участвовать во всех этих сражениях и прочем балагане!"
Внешне Изаки никак своих эмоций не проявил. Он аккуратно пригладил волосы, старательно закрыв висок - не хотелось, чтобы мальчишка что-то заметил, хотя рано или поздно ему явно придется все рассказать. Если, конечно, мальчик не решит вернуться домой.
- Да… немного. А у меня печенье есть. Сейчас… сейчас…
Изаки задумчиво следил за тем, как мальчик распотрошает свой рюкзак. По мнению Харумы, самого редко куда-то выбирающегося, набор для побега был достаточно скудным.
- Боже... - выдохнул Изаки, - сиди здесь, я тебе сейчас что-нибудь принесу.
Изаки поднялся на по лестнице, открыл дверь, зашел на кухню и достал из холодильника кусочек сыра, достаточно вялый помидор и остатки молока. На обратном пути он заглянул в ванную и с замирающим сердцем приподнял челку, чтобы посмотреть на лоб. На виске гордо был начертан Х. Изаки раздраженно скривил губы, но быстро совладал с собой и спустился к мальчишке.
- Так что ты там сказал про то, куда ты пойдешь? - Изаки постарался, чтобы вопрос звучал не слишком мрачно, и положил продукты на стол.

0

19

Хикару старательно собрал все свои пожитки обратно в рюкзак. Получилось не так аккуратно, как он планировал, но все в конце концов удалось запихать обратно. Воду и печенье он поставил на стол. Скромно, но хоть какой-то вклад: пользоваться добродушием хозяина на все сто не позволяла скромность.
- Боже... сиди здесь, я тебе сейчас что-нибудь принесу.
Мужчина ушел, а Макото так и остался сидеть, глядя на свой скромный вклад в намечающееся застолье.
Оставшись наедине с самим собой, он опять погрузился в размышления. На этот раз все его мысли занимал этот странный человек, который проявил к мальчишке хоть слегка холодное, но участие.
«Интересно, кто он такой? Наверное, у него есть семья. Любящие родители и, возможно, брат или сестра», - заключил он.
То, что у этого мужчины есть своя семья (жена и дети), мыслей почему-то не возникало: не походил он на семейного человека.
«Наверное, он очень умный», - Хикару был уверен, что только очень-очень умные люди могут содержать книжные магазины. Он тут же представил, как хозяин книжной лавочки пишет умные статьи, выступает на конференциях и – чего мелочиться? – защищает докторскую.
Мужчина вернулся также бесшумно, как и ушел.
- Так что ты там сказал про то, куда ты пойдешь?
Интонация, с которой был произнесен вопрос, была такой, что ответ требовался и требовался немедленно.
- Пока не знаю, - Макото повел плечами, как бы решая сам для себя, что делать дальше. – Еще не решил…
Он невольно потрогал висок: тот все еще чесался.

0

20

- Пока не знаю. Еще не решил…
Изаки вздохнул: такой поворот событий был очень, очень плохим. С одной стороны, незнакомому мальчишке он ничего не должен, с другой - этот мальчишка его Жертва. Изаки знал некоторых не очень разумных ребят, которые отлавливали Жертву, чтобы вызвать на бой Бойца. Логики в этих действиях он не видел, зато сами зачинщики находили в этом столько сакрального смысла, что не разочаровывали их даже победы. Мальчику нужно было рассказать о том, кем он является, а потом все-таки убедить отправиться домой - негоже ребенку быть вне дома.
Более того, Связь работала так, что даже такой упертый единоличник, как Изаки, чувствовал ответственность за свою природную Жертву.
- Вот только не говори, что ты свалил из дома и не подумал, где сможешь остановиться, - пробормотал Изаки.
Он огляделся, будто ища поддержки у полок или книг. У Изаки даже мелькнула мысль предложить мальчишке остановиться здесь, все равно в наличии имелся нигде не задействованный футон, да и в магазине требовалось помощь, но такой расклад был слишком напряжным - Изаки уже долгое время жил один и не хотел нарушать свой покой.
Изаки глянул на мальчика. Взгляд упал на букву на его виске.
- Ааа, черт! - простонал Изаки, страдальчески поморщившись. - Хорошо. Ладно. Плевать. У меня есть футон, могу предложить тебе крышу над головой за помощь в магазине. Только с условием, что ты не будешь действовать мне на нервы, не станешь таскать сюда толпы, будешь паинькой и в какой-то момент скажешь: "Пока-пока, я осознал, что поступил неразумно и возвращаюсь к родителям".
Решив, что он сделал даже больше, чем должен был, Изаки даже немного успокоился. Он не терял надежды на то, что мальчишка откажется. Собственно, Изаки не обиделся, если бы ребенок осмеял его и сообщил, что все на самом деле не так, и поблизости живет тетя-дядя-кто угодно.

0

21

Мужчина явно был не очень доволен складывающейся ситуацией. Он как-то тяжело вздыхал, видимо, раздумывая, что делать с неразумным юнцом. Макото стало немного не по себе.
- Вот только не говори, что ты свалил из дома и не подумал, где сможешь остановиться.

Эти слова были сказаны совершенно беззлобно, но Хикару все равно немного занервничал. Слова, которые ему так не хотелось говорить самому себе, предстояло произнести вслух.
Он тяжело вздохнул и уставился на носки кед.
- Да… точнее нет, не совсем. Сейчас я не могу к ним вернуться… Они не поймут… - речь юноши была отрывиста. Он говорил неуверенно и как-то скомкано. Слова давались ему с большим трудом.
- Понимаете… - внезапно захотелось все ему рассказать, доказать, что ушел он из дома не из-за нравоучений родителей, а совершенно по иной причине. Доказать, что он не маленький глупый ребенок, который не может ужиться со своими более взрослыми, а оттого и более разумными родственниками.
Но слова, которые звучали у него в голове, были какими-то детскими, глупыми, неубедительными. Пожалуй, он сам понимал, что совершил глупость, но обратной дороги не было.
- Ааа, черт!
Мужчина страдальчески вздохнул. Макото вздрогнул от неожиданности и с каким-то страхом посмотрел в глаза хозяина магазина.
- Хорошо. Ладно. Плевать. У меня есть футон, могу предложить тебе крышу над головой за помощь в магазине. Только с условием, что ты не будешь действовать мне на нервы, не станешь таскать сюда толпы, будешь паинькой и в какой-то момент скажешь: "Пока-пока, я осознал, что поступил неразумно и возвращаюсь к родителям".
Тирада произвела на мальчонку необыкновенное впечатление, он вжался в стул и ухватился руками за сиденье. Звучало все довольно мрачновато (по крайней мере, так показалось Хикару), но все же предложение мужчины было лучше, чем ничего.
- Да, да, я на все согласен, - торопливо проговорил Макото. – Буду паинькой. Честно-честно, - добавил он и улыбнулся.
«А я ведь до сих пор не знаю, как его зовут».
- Макото Хикару, - неуверенно проговорил он и протянул мужчине руку для приветствия.

0

22

Мальчишка что-то мямлил, явно пытаясь объясниться. Изаки, в общем-то, просто пропустил все слова, которые тот говорил, мимо ушей - ему явно не рассказали бы что-то важное и разъясняющее ситуацию.
И, по большему счету, Изаки было все равно, что там у мальчика произошло.
- Да, да, я на все согласен. Буду паинькой. Честно-честно.
"Ты допустил ошибку, - мрачно подумал Изаки, обращаясь к самому себе, - тебе остается лишь смириться и подписаться под своей глупостью".
Изаки покивал, стараясь не дать выражению лица стать унылым.
- Макото Хикару, - представился мальчик.
Ребенку явно полегчало, когда часть его проблем разрешилась.
"Конечно, кто захочет спать на улице?"
- Изаки Харума, - ответил Изаки и даже вежливо улыбнулся.
- Комната у меня только одна, - решил рассказать Изаки на всякий случай, - на втором этаже. Там же находится ванная и кухня. В комнате не так много места, но для футона уголок найдется. Из еды у меня практически ничего нет, так что будем голодать вдвоем. Вот в эту подсобку, - Изаки ткнул пальцем на дверь за спиной Макото, - не соваться, там черт ногу сломит... Что там еще принято говорить?

0

23

Все же вера в судьбу и мистическое проведенье Хикару не подвела. Все действительно складывалось самым благоприятным образом: у него теперь было место, где можно поспать и человек, с которым можно было поговорить. Хотя Изаки явно не был особо рьяным сторонником общения.
«Буду вести себя тише воды ниже травы», - решил он.
Перспектива жить в одной комнате с совершенно чужим человеком его не пугала: не похож был как-то Изаки на маньяка-извращенца, да и вера в людей… Похоже, в Макото ее не мог убить даже ядерный взрыв.
В течение всей речи мужчины Хикару только понимающе кивал головой, стараясь запомнить все, что ему говорят. Когда прозвучали слова, запрещающие ему соваться в указанную комнату, юноша почему-то пришли на ум всякие сказочки.
«А, может, он алхимик какой… - подумалось ему. – И занимается всяким колдовством».
Он тут же представил Изаки в шапке алхимика, держащего в одной руке жабу, а в другой баночку с кровью девственницы. Выглядел он при этом крайне комично, поэтому Макото не смог сдержаться и прыснул от смеха.
«Ой, ой, подумает еще, что я псих какой», - остановил себя мальчик и потер рукой губы, стараясь скрыть улыбку.
Когда половина его проблем так легко решилась, жить стало значительно легче.

0

24

Мальчишка разулыбался и даже неожиданно рассмеялся. Изаки сделал вид, что не обратил на это внимания.
- Ладно, - Изаки потер бровь, а потом одернул руку, вспомнив, что может нечаянно сверкнуть именем на лбу, - ты пока ешь, а я книги по полкам раскидаю.
Изаки нужно было привести в порядок мысли. Он взял со стола несколько стопок книг и стал умещать их на полках.
Во-первых, нужно было как-то объяснить Макото, откуда у него Х на виске и что с ним вообще делать. Изаки даже еще толком не решит, скажет ли он о том, что они теперь связаны, или нет. С одной стороны, вечно скрывать не получится, но Макото может чего-нибудь себе навыдумывать и решить податься в геройство. С другой стороны, мальчишка не обязательно должен был навоображать лишнего, да и сам Изаки может твердо заявить, что не собирается заниматься всей этой чепухой.
Незаметно для себя расставив книги из двух коробок минут за пять, Изаки остановился перед последней. Оглянулся, глянул на Макото долгим и задумчивым взглядом, а потом вернулся к расстановке книг.
"Нет, - решил Изаки, - если я сейчас попытаюсь подсунуть ему лекции о Бойцах и Жертвах, это ни к чему хорошему не приведет. Еще подумает, что я пытаюсь затащить его в какую-то секту. Так, стоп. Может, он знает, кем является?"
Жертвы, как слышал Изаки, не обязательно чувствуют свою принадлежность к странному миру, которому нельзя было придумать точного названия, но Бойца своего они чувствовать должны.
"Если подумать, то он, может, исключительно на ощущениях сюда и приперся".
Решив подождать, когда Макото сам заметит Х на своем виске, Изаки поставил последнюю книгу на полку и отряхнул ладони.
- Ты, кстати, не обязан постоянно молчать, если даже я тебе и сказал вести себя тихо, - предупредил Изаки.
Он чувствовал себя немного неловко и не знал, чем себя занять.

0

25

Изаки дал Макото отмашку на еду, а сам удалился разбираться с книгами. Хикару хотел было попросить мужчину присоединиться к нему, но не только по-глупому открыл рот, но и как-то неловко повел плечами.
«Наверное, не хочет», - решил мальчишка и, недолго думая, распаковал пачку печенья.
Ел он медленно, отламывая от печенюшек маленькие кусочки. Это походило на медитацию: отломить печеньку – засунуть ее в рот – прожевать – проглотить – опять отломить. Макото сам не заметил, как сознание отключилось от действительности. В голове на сей раз не было никаких фантазий. Только пустота. Даже мысли о «прекрасном принце» не возникало вот уже минут двадцать. Это удивляло, ведь он никак не мог его выкинуть из головы не только после недавнего, так сказать, расставания, но и последние полгода их отношений.
Только сейчас Макото осознал, насколько он устал за последнее время. Засунув в рот очередной кусочек печенья, он сделал пару глотков воды и, облокотившись на стол, положил голову на скрещенные руки: захотелось спать.
Изаки все так же возился с книгами. До юноши доносились только приглушенные звуки шагов и шуршание книг.
- Ты, кстати, не обязан постоянно молчать, если даже я тебе и сказал вести себя тихо.
- А… - сонно протянул он, отчаянно пытаясь держать глаза открытыми. – Угу…

0

26

Макото невнятно согласился. Изаки понял, что мальчишка не серьезно воспринял его слова, а просто-напросто хочет спать.
Изаки вздохнул.
- Поел? - скорее для галочки спросил он. - Отлично, пойдем, я покажу тебе комнату.
второй этаж
Поднявшись на второй этаж, Изаки включил свет в коридоре и прошел в комнату, не запирая за собой дверь. Он даже терпеливо подождал, пока Макото поднимется вслед за ним.
Изаки достал из шкафа футон и расстелил его на полу.
- Собственно, вот это койка-место. В шкафу много пустого места, если хочешь, можешь сунуть туда свою одежду. Все, что найдешь на книжных полках, можно брать и читать. Ворох бумажек на столе не трогай, с ноутбуком тоже поаккуратней, - рассказал Изаки. - Пойдем, покажу остальные комнаты. Брось тут вещи.
Изаки повел Макото на кухню и, только зайдя, ткнул пальцем в холодильник.
- Все, что найдешь, можно есть. Если оно, конечно, еще не обрело собственный разум, - Изаки подумал, а потом махнул рукой. - В принципе, можешь лезть в любой шкафчик, тут повсюду посуда и всякие кухонный принадлежности. Разберешься. Далее.
Выйдя из комнаты, Изаки повел мальчика в ванную.
- В шкафчике - шампуни, гели для душа и еще какая-то мелочь. В зеркало не влеваться, унитаз закрывать крышкой. Вот этим полотенцем можешь пользоваться, оно чистое. Если вдруг что надо постирать, отдавай мне - у меня тут знакомая барышня в ближайшей прачечной работает, с этим проблем не будет.

0

27

Изаки, кажется, закончил заниматься делами магазина, по крайней мере, он отвлекся от своего занятия, чтобы показать Макото место его нового обитания.
- Ага, - согласно проговорил юноша и встал со стула, прихватив с собой рюкзак и зачем-то бутылку с водой.
второй этаж

По лестнице Хикару шел медленно, но верно, волоча за собой рюкзак и устремив все свое внимание на ступеньки.
Экскурс по квартире, если это небольшое помещение можно было так назвать, был крайне содержательным. Место, выделенное для сна приветливым хозяином так внезапно свалившемуся на него «счастью», было вполне себе уютным. И Макото, пожалуй, в ту же секунду его опробовал, но мешать Изаки проводить экскурсию не решился.
Со слов мужчины, юноша понял, что ему даровалась полная свобода в перемещении по жилому помещению, а также даже разрешалось залазить куда угодно и брать, что душа пожелает.
Все он слушал с немым внимание, только изредка кивая головой, давая тем самым понять, что информация получена. Квартира показалась Макото очень уютной.
- Да, хорошо, - проговорил он, когда Харума закончил экскурсию. – Все понял. Обещаюсь исполнять в точности с указаниями, - мальчик сонно улыбнулся и пристально посмотрел на мужчину.
Странное чувство возникало при взгляде на него. Казалось, что где-то они с ним виделись или вообще когда-то были знакомы. Но у Макото таких взрослых знакомых и не было, если не считать «прекрасного принца». Так что он списал все это – как обычно – на свое слишком развитое воображение.
«Пора спать», - решил он.
- Изаки, а можно я… - Хикару для галочки хотел попросить разрешения уйти на покой, но внезапно его взгляд остановился на зеркале.
Обычное зеркало, ничего примечательного, но…
«О Господи, что это?!» - испугался он и подлетел к зеркалу так близко, что только носом в него не врезался.
На правом виске красовался странный знак в виде креста.
- Что… что это? – в ужасе проговорил он, изо всех сил тря пальцами висок. Бутылка и рюкзак упали на пол.
Он, конечно, не надеялся, что Изаки даст ему ответ.

Отредактировано Makoto Hicaru (2012-02-05 00:38:39)

0

28

- Да, хорошо. Все понял. Обещаюсь исполнять в точности с указаниями.
- Умница, - похвалил Изаки.
Он глянул на себя в зеркало. Висок был закрыт, что радовало. Все-таки хорошо иметь неаккуратную лохматую шевелюру, осоенно в данной ситуации.
- Изаки, а можно я…
Но тут мальчишка тоже глянул в зеркало. Макото подскочил к раковине и начал тереть пальцем Х. Изаки хотел предложить мальчику применить мыло и воду, но решил, что подобное издевательство будет неуместно.
- Что… что это?
- Без паники, - устало произнес Изаки, поняв, что тут-то он ошибку и допустил - нельзя было Макото вести в ванную, - и... не разбрасывай вещи. Пойдем на кухню, оно все равно не ототрется, а я хоть тебе все расскажу.
Изаки зашел на кухню первый, поставил чайник, отодвинул стул, чтобы Макото мог сесть, а сам убежал в комнату, предворительно бросив "сейчас".
Распечатку лекций пришлось искать недолго. Во вводной в теорию Жертв и Бойцов было всего-то несколько предложений, но они как раз попадали в самую суть. На остальных страницах тоже было не слишком много, но в том весь Изаки.
Он вернулся на кухню, положил распечатку на стол, а сам стал разливать чай.
- Как бы тебе сказать... - параллельно с действиями расказывал Изаки. - В этой штуке я виноват. Извини, я не специально, так получилось из-за того, что я до тебя дотронулся. В общем, существуют такие люди... короче, их зовут Бойцами и Жертвами, они, можно сказать, обладают сверхъестественными способностями, связаны друг с другом и прочее, прочее... И нет, я не псих.
Изаки замолчал. Сам бы он неведомому мужику не поверил, особенно когда тот говорил так путано.
- В общем, - Изаки поставил одну кружку перед Макото и пододвинул к нему сахарницу, - в этой распечатке все написано гораздо понятнее, я уже подзабыл основы. Тут немного, после второй страницы можно уже. в принципе, не читать. Пей чай, знакомься с теорией.
Изаки говорил достаточно быстро, чтоббы Макото не успел вставить какой-нибудь панический вопль и не сделал какую-нибудь глупость, но сохранял будничный тон.
Взяв себе вторую кружку, Изаки принялся пить чай, неотрывно глядя на мальчика и ожидая реакции.

0

29

Странный знак не желал отмываться. Нежная кожа от стараний Макото покраснела и опять зачесалась. Юноша прикусил губу и обреченно вздохнул.
«Это метка! – озарило его. – Меня прокляли… Я умру».
Последняя мысль его как-то особо расстроила. На глаза опять навернулись слезы, но он сдержался и только недовольно засопел, лихорадочно соображая, сколько времени ему осталось до тех пор, пока все случится.
«Нужно написать родителям, да. И попросить Изаки им передать», - одна мысль лихорадочно сменяла другую. Вот уже воображение нарисовало картину похорон, рыдающую над гробом мать и бледного отца, обнимающего ее за плечи.
- Я умру, - сдавленно выдавил он.
Но мужчина, кажется, не разделял пессимизма Хикару и даже попросил его пройти на кухню для дальнейших объяснений.
«Он точно алхимик, - подумал юноша. – И он меня заколдовал».
Стало жутковато, а по спине побежали мурашки. Макото поднял с пола рюкзак, обхватил его двумя руками и прижал к груди, как бы надеясь найти у него защиту.
Из того, что говорил потом Харума, он понял ровно половину. Но понять и осознать не одно и то же.
- Значит, я не умру? - неуверенно выговорил Хикару и поднял глаза на Изаки.
Чай он проигнорировал и рюкзака из рук не выпустил: так оно как-то спокойней.

0

30

Мальчик был бледен и напуган. Изаки даже почувствовал некоторую свою вину, хотя, если уж совсем-совсем объективно, виноват был только в том, что до Макото дотронулся.
Где-то в середине рассказа мальчик вклинил предположение о своей скорой кончине. После явно смог найти парящую вокруг надежду.
- Значит, я не умру?
- Умрешь! - раздраженно откликнулся Изаки. - Ты же не бессмертен!
Попытавшись успокоиться и собраться с мыслями, Изаки отхлебнул чай. Похоже, Макото придется все объяснять самостоятельно: мальчик был не в состоянии читать лекции.
- Ладно, - решился Изаки, - слушай. Ты - Жертва, но это не значит, что тебя положат на алтарь и убьют во имя какого-нибудь великого блага или зла. Жертвой такие люди, как ты, зовутся потому, что в боях, для которых как раз Пары Жертва-Боец созданы, Боец получает от тебя... ну, скажем так - энергию. Без Жертв Бойцы слабы и ни на что не годны. Жертвы так же имеют полное право приказывать своим Бойцам. А Бойцы занимаются тем, что защищают Жертву и творят боевые заклинания. Каждая Пара помечена определенным именем, которое проявляется на одном и том же участке тела у обоих, причем причин появления много. У тебя Имя появилось, насколько понимаю, что до твоего виска дотронулся я, связанный с миром Бойцов и Жертв. Эта штука тебя ни на что не обязывает, здоровью не грозит и вообще может восприниматься за случайно сделанную татуировки.
Изаки перевел дыхание и опять глотнул чаю. Ох, не думал он, что когда-то опять придется вернутся к этой теории.
- Вопросы? - менторским тоном спросил Изаки.

0


Вы здесь » Loveless forever... » Синдзюку » Книжный магазин