Loveless forever...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loveless forever... » Свободное пространство » Ликорисы


Ликорисы

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

0. Название Ликорисы
1. Участники: Adel, Hikaru
2. Время: Прошлое
3. Сюжет: Обретение Имени.

0

2

Цветы... Они так хрупки. Прямо как человеческие души. Чуть не заметишь пройдешь мимо, обдав холодом – и душа уже завяла. Кто знает, сколько ей потребуется тепла, чтобы отойти и снова засиять изящной красотой? Да и вобще, способно ли тепло одного человека залечить рану, которую нанес другой?
Ада любила задавать себе риторические вопросы и мучаться в посках ответа, которого быть не может да и, собственно, не должно. В этом была вся Беннет. Она любила бесполезные действия. Находила в них упоение, спасение от постоянной суеты пестрой и временами слишком серьезной жизни. А еще Ада любила цветы. Живые, не срезанные. Ей казалось, что срезать цветы для того, чтобы составлять из них букеты, пусть даже и очень красивые,  жестоко.  Ведь букеты завянут через некоторое время, оставив от совершенной красоты всего лишь горстку опавших лепестков.  Поэтому цветами Ада любовалась только в садах: ботанических, частных, у себя дома.  С последним ей повезло: у тети была поистине прекрасная коллекция флоры со всех уголков земного шара: георгины, азалии, розы всевозможных сортов и оттенков, тюльпаны, орхидеи и даже вереск. Но Аде больше всего нравились ликорисы, цветы умерших. Как только она увидела ярко-алые поля, волновавшиеся под неспокойным сентябрьским ветром, Адель сразу же влюбилась в изогнутые линии адового корня. Но в Японии ликорисы никто не сажает и никто не срывает. Их невозможно найти в цветочных магазинах или вырастить у себя дома. Японцы словно проложили  границу между своим миром и миром духом. И за этой чертой остались ликорисы.
«Если ликорисы и правда являются неизменными спутниками мертвых, то, пожалуй, стоит умереть ради такой красоты», - подумала Ада и толкнула дверь магазина цветов.
Сегодня исполнялось ровно двадцать лет с первой встречи Элис и Акиры. Удивительно, но спустя такое время, они по-прежнему с любовью и пониманием относились друг к другу. Конечно, их чувства стали спокойнее. Акира больше не носил Элис на руках, предпочитая проводить вечера  у камина.  Но Ада знала: за все эти годы чувства тети и дяди только окрепли, переросли в нечто большее. Именно поэтому ей хотелось найти идеальный букет.

+2

3

Вчерашний визит к родителям сильно испортил настроение Хикару: раньше мать не была столь заботливой, да ещё и тётя стала напоминать о себе всё чаще. Не хочу искать пару. Хочу спать. И есть тоже хочу. В итоге Киёмидзу не выспалась и сегодня была крайне недовольной.
С минуты на минуту должен был приехать курьер. На днях в магазин Хикару поступил весьма странный заказ – просили сделать букет из ликорисов, кроваво-красных и белых. Киёмидзу пришлось помучиться, поднять свои старые связи, но цветы с утра уже были у неё в подсобке. Редкие, коллекционные виды. Хикару довольно потянулась. Маленькие чудеса были ей по вкусу.
Пиджак она повесила на спинку стула, закатала рукава рубашки, сигареты положила в карман брюк. Надеюсь, курьер не дурак и знает, как обращаться с цветами. Хикару отправилась в подсобку.
Вот он, букет, который стоил стольких усилий. Киёмидзу осторожно провела рукой по влажным стеблям. Даже пахнет приятно, повезло кому-то. Цветы явно не на похороны. Может, для какого-то любителя ликорисов? Девушка привела букет в товарный вид, избавив от обертки. Должна же она показать курьеру, что ему отдает. Хотя, он всё равно ничего не поймет. Знает ли он, сколько стоят эти цветы? Взяв букет, Хикару пошла в павильон. Отдаст цветы Каори, продавщице, и уйдет к себе в кабинет.
Редко к чему столь бережно относилась Киёмидзу. Она не отличалась любовью к цветам, до сих пор не знала, как правильно составлять букеты, но относилась к растениям трепетно и заботливо. И это было не из-за их цены. Хотя, порой, она просто ломала стебли, слушая их мелодичный треск. Но, слава богу, это случалось довольно редко - настроение  девушки нечасто падало до такой степени. Цветы – они как девушки. Красивы, требовательны, и цветут только для одного. А мне нравится лишь смотреть на них. И иногда хочется сломать. Хикару открыла дверь магазина, и в нос ударила смесь ярких запахов. Она недовольно скривилась, оглядевшись.
- Каори-сан, я же просил тебя не ставить чайные розы к тёмно-красным! – Киёмидзу положила букет ликорисов на тумбочку и пошла переставлять цветы. Неужели это так трудно запомнить? Когда-то Хикару часто натыкалась на шипы, теперь же она спокойно работала с розами. Практика, что ж вы хотели. – Пожалуйста, запомни это. И не повторяй впредь таких ошибок, - Каори испуганно кивнула.
Хикару присела и начала обрывать лишние листья, придавая растениям более свежий вид. Жаль, что Юки заболела. Без неё здесь дурдом какой-то. Бедная новенькая Каори предпочитала думать, что её хозяин – мужчина, и сильно боялась, допуская порой досадные промахи. Колокольчик на двери радостно дзынькнул.
- Опаздываете! – не оборачиваясь, резко сказала Хикару. Кажется, она нашла человека, на которого можно было спустить всех собак. – Я предпочитаю работать с людьми, которые знают, что значит приходить вовремя. – Киёмидзу встала и повернулась к вошедшему. Не похожа она на курьера. Глаза Хикару изучающе ощупывали вошедшую девушку.

+2

4

Над головой мелодично звякнул колокольчик. Его голос был чистым, хрустально-серебристым,  и очень приятным. Почему-то он рождал в сознании образ хрупкого льда. Таким в конце осени сковывалось неторопливое течение небольшой речки у дома в Англии.  Ностальгия оказалась тоже приятной, тягуче-волнующей, и девушке захотелось снова увидеть родные места. Побродить по, вероятно, уже давно заброшенному, старому парку. Скорее всего, парковые дорожки, и раньше довольно узкие, превратились в непроходимые тропинки. Ада почему-то знала: парк зарос, одичал. И теперь о его прошлом напоминают только развалины  церкви,  спрятанные на далекой поляне. Их, должно быть,  по-прежнему методично разрушает вьющийся плющ, и солнце высушивает кирпич. Стройную английскую картину перед глазами разрушил чей-то не слишком любезный голос:
- Опаздываете! Я предпочитаю работать с людьми, которые знают, что значит приходить вовремя.
То, что человек, произнесший эти слова, был чем-то недоволен, Ада поняла сразу. Столько льда, сколько застыло в его голосе, невозможно было найти даже во всей зимней Англии. Но, вопреки своему вспыльчивому характеру, Ада почему-то лишь улыбнулась и спокойно ответила:
- Я тоже. Только пунктуальность нынче редкость и роскошь.
Не обращая более внимания на столь негостеприимного мужчину, Беннет направилась вглубь магазина. Звук цокающих каблуков замер у дальней стены: девушка остановилась перед витриной с розами. Красные, алые, бордовые, малиновые, чайные, желтые... Каких только тут не было цветов. Но Ада осталась недовольна:
- Слишком банально, - шепотом констатировала она и наморщила лоб в поисках идеального решения.  Перфекционизм, который временами был свойственен девушке, ныне достиг свого абсолютного апогея. И Беннет готова была до ночи бродить по цветочным магазинам, лишь бы найти именно ТОТ букет.  Ада не знала, что принято дарить  парам, прожившим почти 20 лет  рядом. Розы были слишком банальны, прекрасные орхидеи и так были в саду в Элис. Единственное, что приходило на ум Аде – это купить букет виолы трехцветной. Если ей не изменяла память, именно эти цветы поднес Акира Элис, когда сделал той предложение.  Знание традиций чужого народа покорили Элис, и она без сожаления уехала в чужую страну и связала свою жизнь с молчаливым и заботливым японцем.
«Да, буду требовать виолу», - решила про себя Ада и повернулась к продавщице, но тут же, словно споткнувшись о воздух, замерла. На тумбочке лежал огромный букет из ликорисов.  Ада была редким гостем цветочных магазинов, но почти за четырнадцать лет жизни в Японии она не разу не видела букетов из паучьих лилий. Ими любовались на отдалении, но не срывали: нельзя. Боялись нарушить границу между миром живых и миром мертвых. Этот цветок был как бы под запретом и существовал параллельно жизни японцев, не входя в нее никогда, кроме праздника Хигана. Но и этот праздник относился более к мертвым, нежели к живым.
- Ликорисы, - потрясенно прошептала девушка, и неосознанно протянула к ним руку. Было  странно, что прекрасные цветы, несмотря на огромное количество пугающих суеверий о них, оказались в небольшом японском магазине. Так, словно это было в порядке вещей, словно так и должно было быть.
Боже, как же ей хотелось получить этот букет. Она бы бережно несла его по улице, укрывая от суеверных взглядов из толпы собственными руками. Она бы любовалась, как никто другой. Ведь она не боялась их дурной славы. И она была готова заплатить практически любую цену.

+2

5

Точно не курьер. Хикару рассматривала девушку. Красивая, вкус присутствует. Почему-то Киёмидзу подумала о маках.
- Я тоже. Только пунктуальность нынче редкость и роскошь, - гостья улыбнулась. Витает в своих мыслях, желает любви и романтики. Хикару подумала, что её слова могли прозвучать слишком грубо. Не в её привычках было зря оскорблять людей.
- Прошу меня простить, должен придти курьер. Я принял вас за него. - Киёмидзу достала из пачки сигарету и крутила её в руке. Сильно хотелось курить, но придется подождать пару минут.
Каори уже вертелась около посетительницы, не осмеливаясь предложить свою помощь. Хикару наблюдала за ними, чуть прикрыв глаза. Кажется, я её всё-таки уволю. Абсолютно бестолковая девчонка.
Сегодня вечером должны были привезти книги о цветах  и составлении букетов.  Киёмидзу уже больше двух лет владеет магазином, но так мало знает о том, что продает. Не дело это, нужно в совершенстве знать то, чем занимаешься.
Кажется, розы девушку не заинтересовали. Хикару довольно ухмыльнулась. Обычно все берут лилии или розы. Банальные варианты, столь приевшиеся ей самой, но нравившиеся дамам. Что же ей нужно?
- Ликорисы, - услышала Киёмидзу. Да, именно ликорисы. Испугалась? Гостья явно хотела коснуться букета. Значит, нет. Не слишком ли это дорогие цветы для тебя? Каори отшатнулась, посмотрев в глаза своему работодателю. Действительно, взгляд серо-зелёных глаз был каким-то хищным.
- Юная леди разбирается в ликорисах? Редкие виды, в магазинах таких не встретишь, - Хикару осторожно взяла букет, прижала к груди и нежно поправила чуть загнувшийся лепесток. – Букет сейчас должен забрать курьер, но, если вы хотите, я мог бы заказать ликорисы и вам, - Киёмидзу насмешливо смотрела на девушку. – Только я не уверен, что вам хватит денег расплатиться. – Хозяин цветочного магазина придирчиво осматривал свою гостью. Не к чему придраться, выглядит  идеально.Один цветок я могу вам подарить, ваша красота – достойная плата за обладание им. Каори, помоги девушке с выбором цветов. И, если придет курьер, не отпускай его, пусть дождется меня, - Хикару положила букет на тумбочку, расправила все листья, поклонилась дамам и удалилась в подсобку. Она из тех людей, кто всегда берет про запас. Три цветка стояли отдельно, именно их она и собирался отдать девушке. В честь её красоты. И того, что ей не нравятся розы. Как  и мне.

+1

6

Ада чуть раздраженно улыбнулась, когда владелец магазина усомнился в ее платежеспособности:
- На Вашем месте, я была бы более учтива, ведь мой доход зависел бы от клиентов. Если у Вас есть ликорисы, я бы с удовольствием приобрела их. От подарков же прошу меня избавить.
Конец фразы Беннет произнесла, когда хозяин уже скрылся в подсобке, но почему-то девушка была уверена, что он ее услышал.  «Что ж, будет знать, как использовать принцип «по одежке встречают», - подумала она, и, очаровательно улыбнувшись, повернулась к продавщице. Кажется, Каори.
- Каори, верно? – задала девушка риторический вопрос. – Мне нужна Ваша помощь. Хотелось бы найти виолу трехцветную. Возьмите ее за основу букета. Дополните чем-нибудь по своему усмотрению. Букет должен быть небольшим, и чем-то напоминать букет невесты. Упаковывать в бумагу не нужно, просто перевяжите бордовой шелковой лентой.
Дав указание девушке, Ада, нервно постукивая клатчем по бедру, отошла к другой витрине. Раз ей все равно нечего было делать, можно было потратить время, любуясь на цветы. И заодно подумать, что же еще, кроме букета, она подарит Элис и Акире.  К счастью, день только набирал силу, поэтому впереди у Беннет было достаточно времени для того, чтобы найти в подарок что-нибудь стоящее.  Раздражали ее только две вещи: то, что она даже не представляла, что может подарить дяде и тете, и то, что хозяин магазина оказался редкостным пересмешником. Ада была очень чувствительна даже к малейшим проявлениям грубости, особенно в ситуации, когда грубость исходила от человека, которому она платила или собиралась заплатить.
Предвкушая впереди долгий поход по городу, Ада недовольно хмурилась. Утром погода ей показалось достаточно теплой, для того, чтобы выйти без пальто или куртки. Но Беннет ошиблась. На улице становилось пасмурно, и, видимо, холодало. Собирался дождь. Из тех затяжных и унылых дождей, которые бывают только  осенью. Они моментально превращают солнечный день в промозглые и неуютные сумерки. И могут доставить удовольствие только тем, кто вышел на улицу в резиновых сапогах и плаще, либо вовсе тем, кто остался дома перед камином с кружкой горячего чая.
Ада не ошиблась: капли застучали по оконному стеклу, мгновенно превратив мир за окном в размытое сероватое марево.
«Застрять в цветочном магазине наедине с самоуверенным мужчиной. Что может быть приятнее для меня?»
- Великолепно, - с сарказмом вздохнула она, - Мечты сбываются.

+1

7

Два ярко-алых и один белый. В целости и сохранности. Киёмидзу вытащила их из полиэтиленовой упаковки, перевязала бечёвкой, завернула стебли в обёрточную бумагу. Такие цветы лучше смотрятся на полях, чем в вазе. Хикару села и положила цветы себе на колени. Что это, желание позлить девушку? Желание узнать, на что она способна, как злится? Киёмидзу вздохнула. От этого трудно избавиться, любит она вызывать людей на эмоции. Юный натуралист, блин.
Гостья справедливо оскорбилась, как и ждала того Хикару. Но, всё же, это подарок. Белые ликорисы весьма дороги, а этот сорт – и подавно. Хорошо иметь влиятельных знакомых.
Киёмидзу пошла обратно. Если курьер задержится еще на десять минут, жестокой расправы ему не миновать. Хикару не включила свет в подсобке и быстро за это поплатилась, стукнувшись головой об балку.
- Твою мать!! – взревела она, потирая ушибленную макушку. Хвост съехал,  девушка сдернула резинку и убрала её в карман. – Как корова ведь, - идя к дверям, ведущим в магазин, Хикару прикидывала, будет ли шишка. Если будет, то какая. Придется неделю походить с хвостом? Жаль, а ведь она хотел сделать стрижку. Ну ничего, успеется.
Киёмидзу недовольно толкнула двери и оглядела немного изменившуюся обстановку. Каори делала букет, из рук её то и дело падали цветы. Вот ведь дура! Гостья, очевидно, снова погрузилась в свои мысли. Что ж ей ещё делать, не на розы ж любоваться.
Шумно распахнулась дверь, впустив холодный ветер. А вот и он.
- Простите, я.. – начал говорить курьер.
- Опоздал. Сильно опоздал. Чему вас учили? Я должен ждать? – каждая фраза словно хлестала парня из доставки, заставляя его сжиматься. – Что скажет ваш наниматель, если вы опоздаете с презентом? Вас это не волнует? – ледяной тон, но спокойствие на лице. И всё те же прищуренные глаза. Привычка, выработанная годами. Хикару отложила в сторону три цветка и взяла увесистый букет. – Вот, возьми. Вези крайне аккуратно, а не то поломаешь все стебли. На этот букет ты и за год не заработаешь! Давай сюда свои бумаги. – Курьер подошел, с его одежды стекала вода. Киёмидзу посмотрела в окно. Когда успел начаться дождь? Хикару отдала букет, паренёк держал его, как ребёнка. Киёмидзу удовлетворенно кивнула, надеясь, что букет не рассыплется на части до приезда к заказчику, взяла бумаги, расписалась в нужных местах. – В следующий раз не опаздывай.
Курьер поклонился и упорхнул. Каори открыла рот и испуганно смотрела на хозяина.
- Я очень надеюсь, что ты возьмешь себя в руки и начнешь нормально работать. Я не люблю выяснять отношения с персоналом, мне проще их уволить. – Девушка быстро-быстро моргала, оглядываясь в поиске поддержки на гостью. Хикару не могла этого не заметить. – И не пытайся. Учить отвечать за свои косяки сама.
Если она казалась гостье хамом, то теперь… Жесткий диктатор, нет? Что ж, пусть так.
- Как и обещал, это подарок. Сейчас я не возьму с вас денег, даже и не пытайтесь. Но в следующий раз, если вы захотите заполучить ликорисы… Вы знаете, где их искать, - Киёмидзу подошла к гостье, наверное, даже слишком близко – их разделял всего один шаг. Галантным движением Хикару вручила ей букет. – Прошу прощения за некрасивую сцену.
Запоздало она вспомнила о дожде. Не выгонять же её. Каори доделывала букет, и получалось у нее это значительно лучше, чем раньше.
- Зонта у меня нет, так что… - Хикару задумалась на секунду. – Я могу предложить вам чашечку кофе. Если, конечно, вы не боитесь меня.

+1

8

- Твою мать! – раздалось из подсобки. Ада прыснула со смеху, но вовремя сдержалась, оборвав смех ненатуральным кашлем. Покашляв еще некоторое время для приличия, девушка повернулась к Каори. Продавщица, видимо, нервничала. Из ее рук постоянно выпадали цветы, и это зрелище было столь ужасно, что хотелось подойти к прилавку, забрать многострадальные виолы, и самой сформировать букет.
«Ну уж нет. Каждый должен заниматься тем, чем должен. Врач – лечить, художник- рисовать, а флорист – формировать букеты. Иначе весь мир превратиться в хаос».
Дверь широко распахнулась, колокольчик громко и совсем немелодично звякнул, и в помещение вошел насквозь мокрый парень. Ручейки воды стекали с его волос и одежды, падали на пол и собирались там в мутноватую лужу.
Но Ада даже не успела посочувствовать насквозь промокшему человеку.  Хозяин магазина, снова появившись из подсобки, обрушил на гостя целый шквал негодования.
«Прямо как к кресту  приколачивает», - подумала девушка, слушая, как отточенные, словно острые клинки, слова срываются с губ мужчины и падают тяжелым грузом на плечи незадачливого курьера. Да, он опоздал, да приехал не в срок. Но ведь бывают разные обстоятельства.
Ада хотела сказать что-то ободряющее этому насквозь промокшему мальчишке, который почему-то напоминал воробья, но он в одно мгновение скрылся под стеной дождя. А хозяин тут же переключил свое внимание на продавщицу.  Бедная девушка  настолько его боялась, что, кажется, еще чуть-чуть – и она бы впала в кому.
- Не торопитесь, - ободряюще улыбнулась Ада девушке, - На улице дождь, и у меня еще есть  немного времени.
Она повернулась к хозяину магазина и жестко посмотрела ему прямо в глаза. Ее взгляд словно говорил: «Возьмите себя в руки и перестаньте срываться на окружающих».
Протянутый букет девушка приняла достаточно прохладно, органичившись несколькими скупыми словами благодарности. На приглашение о чашке кофе Ада лишь кивнула, хотя считала подобную замену зонта весьма странной и достаточно спорной.  Самоуверенный тон владельца магазина неимоверно ее забавлял.

+1

9

Вряд ли что-то можно было прочесть по его лицу, но по глазам… Знающие Хикару люди сказали бы, что она чем-то очень довольна. От неё веяло энергией игрока. Да, она играла, и ей это нравилось. Гостья не поощряла её поведение,  и пусть. Только чем Хикару займет её на время дождя?
- Тогда следуйте за мной. – Она повел даму в свой кабинет. – Здесь у меня только растворимый кофе, лучшего, к сожалению, предложить не могу. – Киёмидзу открыла дверь, пропуская девушку вперед. Освободила второй стул, включила чайник. – Располагайтесь.
Маленький, но уютный кабинет с  тёмно-коричневыми стенами и мебелью красного дерева. Хикару предпочитала удобные вещи. На столе стопками лежали бумаги, ноутбук закрыт и стоит на зарядке. Ну и зачем мне тут эта девчонка?  Она усадил даму на стул, поставила перед ней сахарницу и вазочку с печеньем.
- Кофе сейчас будет, - Хикару стояла около чайника. Минута прошла быстро, чайник мелодично засвистел. Девушка не проявляла к ней интереса. И это хорошо. Киёмизду уже устала от поклонниц и любила просто посидеть и поболтать с особями женского пола, не боясь дальнейших преследований. Откинув лишний пафос, подошла со спины и поставила перед девушкой чашку.
- Не стесняйтесь. Дождь не затянется, и вам не придется долго меня терпеть. – слабо улыбнувшись, Хикару села за стол и начала аппетитно хрустеть печеньем. Дожевав его, она решил представиться. – Меня зовут Киёмизду Хикару. А вас? Вы японка? – любовь к ликорисам здесь была весьма редкой. – И чем вам не угодили розы? – Хикару ощупала макушку и к своему недовольству обнаружила там шишку. Несколькими взмахами рук она привел свои волосы в порядок и пристально уставилась на даму. Слишком вылизанный у неё внешний вид. Были у Хикару такие знакомые. Требовательные особи, и, как правило, вечно недовольные. Ибо не могут найти то, чего хотят. Киёмидзу ощутила, что её кабинет слишком маленький для них двоих. Глаза её сузились, но она не сводила их с девушки.

Отредактировано Hikaru (2012-07-12 21:55:35)

0

10

Ада расположилась на стуле. Кабинет не впечатлил, но тут уж каждому свое. Ада предпочитала минимализм и квадратные формы.  А вот печенье оказалось на редкость вкусным. Ада бы с удовольствием купила такого себе домой.  Парень, кажется, тоже наслаждался вкусом, аппетитно хрустя сладостью.  Через некоторое время он все же решил представиться:
- Меня зовут Киёмизду Хикару. А вас? Вы японка?- Ада чуть не подавилась печеньем, и поэтому почти не расслышала окончание фразы. «Что? Японка? Я что, блин, так похожа на японку?! Да Вы издеваетесь!»
- Ада, - Беннет стоило многих усилий сохранять спокойствие. Но это получалось у нее с трудом. Поэтому в голосе слышались ненатуральные модуляции. – Всего лишь англичанка. Признаюсь, Вы первый, кто отнес меня к народу Востока.
Чувство некоторой абсурдности происходящего не отпускало Аду. Почему-то ее так и подмывало встать, отряхнуть платье от крошек и, улыбнувшись во все тридцать два, заявить: «Молодой человек, не интересуете Вы меня». Но что-то удерживало. Что это было, Ада понять не могла.
- Вы – девушка? – внезапно резко спросила она, наколонившись вперед. Спросите Беннет, почему она задала именно этот вопрос – и она бы не ответила. Просто вот задала, и все тут. И вопрос сорвался с губ и напряженно повис во внезапно установившейся тишине комнаты.
«Только скандала мне тут не хватало», – с тоской подумала Беннет, заерзав на стуле, - «Зачем я вообще это спросила? Кто меня тянул за язык?»
Беннет открыла было рот, чтобы хоть как-то начать оправдываться, но тут же его и захлопнула, осознав, что оправдаться, как бы она ни хотела, у нее не получится. И Хикару поистине имеет право на возмущение, негодование и подобный не слишком приятные для Ады вещи. Поэтому девушка только глубоко вздохнула и быстро сказала:
- Простите. Показалось.
Сидеть на стуле почему-то стало неудобно. И как Ада не пыталась принять более-менее сносное положение, комфорта это не прибавляло. Кофе уже не хотелось, печенья тоже. Хотелось испариться из этой комнаты и оказаться на другом конце города.  И поэтому Ада придумывала более –менее сносную причину для того, чтоыб исчезнуть из цветочного магазина. И исчезнуть как можно скорее.
«Феерическая  ид***ка» - подумала она про себя, теребя ручку от сумочки.
Больше всего в жизни Ада ненавидела жару, ходить по магазинам и попадать в идиотские ситуации. И если первого и второго периодически удавалось успешно избегать, с третьим дело обстояло гораздо сложнее. Любила Ада выдать что-нибудь этакое, от чего потом сама краснела и как можно быстрее отгоняла неприятные воспоминания.  Вот и сейчас Беннет почувствовала, как начинает заливаться румянцем. Прямо как влюбленная девица, увидевшая объект своего обожания.

+1

11

Всего лишь англичанка. Признаюсь, Вы первый, кто отнес меня к народу Востока, - Хикару разочарованно хмыкнула. Где же буря эмоций? Где тебя так выдрессировали?
- Не находите японцев красивыми? – тётя Киёмидзу часто восхищалась внешними данными американок. И ужасалась отсутствию привычки следить за собой. Англичанка. В Японии. Понятно, откуда интерес к ликорисам. Хикару вторично испытала чувство разочарования. Порой всё слишком просто. Ей нравилось решать задачи, головоломки. Квесты, но не стратегии.
- Вы – девушка? – Киёмидзу чуть приподняла бровь. Ада склонилась в её сторону. Первым порывом было провести пальцем по подбородку гостьи и потянуть к себе, чтоб посмотреть на дальнейшую реакцию. Хикару усмехнулась своим мыслям. Сначала думать. Незачем пугать Аду. Во-первых, она подумает, что к ней пристают, во-вторых, что пристаёт к ней девушка, и испугается вдвойне. Пока Киёмидзу размышляла над ответом, Ада быстро добавила. - Простите. Показалось.
Хикару поставила руки на стол, сцепила кисти в замок и положила на них голову. Забавная девушка. Я ей не нравлюсь, так к чему тогда спрашивает? Ада ёрзала на стуле и явно чувствовала себя неудобно. Киёмидзу допила кофе и решила налить ещё.
Она снова оказался позади девушки. Дождь ещё шел, Хикару чувствовал это. Так что нестись на улицу будет малость глупо со стороны Ады. Чайник еще горячий, ложка кофе, залить водой… С тихим позвякиванием ложки о кружку Хикару размешивала кофе.
- Думайте, как вам будет угодно, - Киёмидзу достала из пакета еще печенья и положила в вазочку на столе. Ей нравилось стоять за спиной людей, многие начинали нервничать, оглядываться, а там её взгляд. Сколько людей просило её не смотреть на них… Только вот почему? Ничего плохого, просто изучает. Хикару подошла совсем близко к Аде, провела двумя пальцами по её плечу. Легчайшее прикосновение, её руки всегда прохладные. – Желаете проверить? – она уселась на стол, подвинув чашку. Весьма хамское поведение, Хикару-чан. Тебе вполне могут надавать по морде, если подумают, что ты клеишься. В глазах мелькали искры интереса. Как отреагирует девушка?
Спина саднила  и чесалась, Киёмидзу пошевелила плечами. Ужасно хотелось почесаться об дверной косяк. Рубашка на спине стала мокрой. Я же спокоен, какого чёрта? Хикару снова сделала круговое движение плечами, но понятней не стало. Позвоночник горел. Отграничься от боли. Она отдельно, ты отдельно.

+1

12

- Думайте как Вам будет угодно, - Беннет удивилась тому, что этот вопрос не вызвал у Хикару ровным счетом никаких эмоций. Ноль. С таким самообладанием ему, похоже, нужно было работать в спецслужбах. Внешность только помешала. Слишком заметная.
Хикару встал, сделал несколько шагов  и, оказавшись за спиной девушки, начал заниматься кофе.  Неприятно, когда кто-то малознакомый стоит у тебя за спиной. Чувствуешь себя как-то незащищенно что-ли. Мысли других невозможно предугать, их поведение нельзя предсказать. А  вдруг на тебя накинутся сзади с ножом? Неприятно, в общем. Поэтому Ада, как и многие люди, не любила, когда кто-то находился у нее за спиной. Но оборачиваться и следить за Хикару было ниже собственного достоинства. И поэтому Ада продолжила сидеть на стуле. Но по ее напряженной спине можно было понять, что она вся обратилась в слух. Когда Хикару приблизился и остановился за ее спиной,  Ада затаила дыхание, стараясь не потерять самообладания.
-Желаете проверить? – с улыбкой чеширского кота он уселся на крышку стола, отодвинув чашку.
Податься вперед. Положить ему руку на грудь, посмотреть на реакцию. Вот что первым делом пришло в голову Беннет. Однако она тут же отмела эту идею. Во-первых,  судя по характеру, Хикару останется спокойным, как лед. Во-вторых, грубо это как-то.
- Удивите меня, - в тон ему улыбнулась Ада, поудобнее устраиваясь на стуле. 
Ее взгляд скользил по фигуре с медицинской точностью, пытаясь разобраться, что скрывается за этой андрогинной внешностью.  «Шея»,  - рассуждала Ада. – «Адамова яблока не видно. Руки. Сильные, но запястья тонковаты для парня. Еще один плюс к тому, что передо мной девушка. Лицо. Кожа ровная, следов щетины не наблюдается. Или он только что побрился, или это все же она».
Закончив изучение человека, сидящего перед ней, Ада пришла к выводу, что с вероятностью 8 к 2 перед ней девушка. Это придавало Хикару некоторый шарм. Суровый и холодный, но все-таки шарм. Да и положение становилось намного интереснее.
- Ты девушка, - улыбнулась Ада и, потянувшись вперед, поправила ее волосы, отведя упавшую на лицо Хикару прядь за ухо.
Выражение лица Ады словно говорило: «Вот видишь, загадка раскрыта». Такому решению задачи Ада была рада. В образе девушки Хикару нравилась ей значительно больше. Радость от собственной проницательности портила только боль в районе позвоночника, которая резкими импульсами расходилась по всей спине. Боль существенно портила этот интересный момент и заставляла Беннет чуть заметно кривиться от злости.
«Неудобный стул», - нашла виноватого Беннет.

+1

13

Мозг, где ты, друг мой? Теперь уже играли они оба, и Хикару не могла понять, кто из них охотник, а кто жертва.
- Удивите меня, -  с улыбкой сказала Ада. Удивить, говоришь. Хикару продолжала изучать девушку. Взгляд у неё был как у хирурга, стоящего со скальпелем над пациентом. - Ты девушка, - Ада убрала черную прядь с лица Киёмидзу. С умным противником и играть интересно. Многие дамы отказывались верить в то, что Хикару одного с ними пола. Девушки бегали за ней, но сама она ещё ни разу не выступала в роли соблазнителя. Хотя, это могло стать неплохим развлечением.
Значит, тебе нравятся девушки. В твоих глазах азарт, а не страх. Сама напросилась.
- Я же не понравился вам, - Хикару немного наклонила голову, позволив волосам лечь на грудь. Глядя девушке в глаза, она медленно вытащила из штанов рубашку, которая в слабо освещенном кабинете казалась белым пятном, а Киёмидзу – чем-то размытым. Плавно, пуговица за пуговицей, девушка расстегивала свою рубашку. Будет забавно, если об этом узнают её друзья, в их компании появится новый прикол под названием «Как Хикару девушку пугал своей голой грудью». Хотя, стесняться ей нечего – природа и так не подарила ей бюста, а усиленные тренировки и вовсе его  уменьшили до неприличия. Ставшая широкой грудная клетка в сочетании с  плоской грудью давала эффект мужской фигуры. Пуговицы закончились, она расстегнула манжеты. С таким же спокойным лицом Киёмидзу потянулась, прогнув спину, и сняла рубашку, бросив её рядом с собой. Вот она сидит, закинув ногу на ногу, полуголая, и с внимательным взглядом наблюдает за дамой. Спину немного холодит. Твой ход, малышка.
Когда Хикару спрашивали об её ориентации, она говорила, что любит только себя. И она не лгала. С парнем она уже не могла себя представить, с девушкой… Мысли были, но Киёмидзу не развивала их. Сколько времени придется тратить, нервов, денег… Она не готова на это. Да и секс её не интересует. Это ведь было когда-то, очень давно. Тогда, когда она, еще будучи ребёнком, лишилась ушей. Ей не понравилось. Повторять не хотелось. А что будет сейчас?
В воздухе витал какой-то до боли знакомый запах, отдающий металлом. Запах, несший ей успокоение и гармонию. Только Киёмидзу никак не могла на нем сконцентрироваться -  карие глаза занимали всё её внимание. Твой ход.

+1

14

«Неожиданно», - констатировала про себя Ада, когда Хикару принялась расстегивать рубашку. «Вот бы еще понять, что бы это значило...». Нет, вариантов у Ады было не много, но подобные откровенные сцены в расписание дня Беннет не входили.
Когда рубашка оказалась на столе, Аде показалось, что ее ударили током. «Что? Ошиблась?» - читалось на дне ее широко распахнутых глаз.
- Удивили, -  за железным тоном девушки скрывались разочарование и неловкость. В который раз за день она готова была провалиться сквозь землю. Ада чувствовала себя обманутым ребенком, который думал, что ему дают сладкую карамель, а это оказалась конфета с лакрицей. Теперь перед ней сидел полуголый парень, и Беннет не знала, как выпутаться из этой дурацкой ситуации.
Спину по-прежнему саднило, и эта боль начинала утомлять.  К тому же шестое чувство начало ей нешептывать о том, что перед ней ВС.
- Подведем итог. Вы парень. И Вы ВС. Отличное начало моего дня, - саркастично улыбнулась Адель и, стараясь сохранять спокойствие, поднесла чашку к губам и отхлебнула маленький глоток кофе, - В какой школе учились? Семь Лун, Нозоми?
«Черт тебя подери! Почему ты не девушка?». В компании с полуголым парнем она чувствовала слишком неловко для того, чтобы пытаться замаскировать отстутствие интереса в своих глазах. «Интересно, закончился ли дождь и готов ли мой букет?» - думала Ада, едва заметно постукивая пальцами по атласному боку сумки, - «И во имя всех святых, что с моей спиной?!».
Она не слушала его ответов. Мысли путались, сталкивались друг с другом и разлетались на миллионы осколков. И ни одна из этих мыслей окончательно не была оформлена. Неловкость мешалась со злостью на боль, досада от своего поступка медленно вливалась в разочарование от того, что ее прогноз оказался фальшивкой.
Ада потянулась вперед,  взяла рубашку в руки и протянула ее парню.
- Оденьтесь. Прохладно.
Беннет встала со стула и прошлась несколько шагов по кабинету. Ей казалось, что если она останется на месте, она, словно капризный ребенок, расплачется от досады. Чем Аде так понравилась мысль о том, что Хикару может оказаться девушкой, Беннет не знала. И это было странно. Потому что Хикару-девушка выглядела очень привлекательно, а Хикару-парень для Ады был в общем-то безразличен. И дело здесь было не в банальной ориентации, а в чем-то большем. Только Ада не могла пока этого объяснить. А все, чего она не могла объяснить она сразу относила в категорию вещей, над которыми стоит потом подумать. Мысленно поставив галочку на этом пункте, Ада снова повернулась к Хикару.
- Как думаете, дождь уже закончился?

+1

15

- Удивили, - кажется, Хикару зря раздевалась. А ведь казалось, что в глазах Ады был огонёк интереса... Что ж, это был твой шанс. И ты его упустила.
- Подведем итог. Вы парень. И Вы ВС. Отличное начало моего дня. В какой школе учились? Семь Лун, Нозоми? – хм, вот оно что. Её приняли за парня. Ну да, грудь вполне мужская. Мысленно Киёмидзу рассмеялась, ведь она сняла рубашку, чтоб доказать нечто противоположное. А ВС… Ада упала в её глазах. Не любила она Жертв и их Бойцов. Ходят как дрессировщик с собачкой.
- Это было давно. Я не причисляю себя к ВС. Закончил обычный курс Нозоми, если вам это так интересно. А вы? - ровный голос, холодный невозмутимый взгляд . Только вот интерес, который был пару минут назад, пропал. Она даже не могла понять, кто перед ним – Боец или Жертва. Или не хотела понимать. Ненависть к Владеющим Силой была слишком сильной, Хикару отчаянно старалась забыть своё обучение в Нозоми.
- Оденьтесь. Прохладно, - Ада протянула ей рубашку.
- Это приказ? – Хикару ухмыльнулась, но спорить не стала. В темноте рубашка показалась ей грязной. Она включила настольную лампу и начала искать в ящике запасную вещь. Сигареты, пара зажигалок, записная книжка… А вот и рубашка. Девушка раскрыла упаковку и встряхнула одёжку. Белая, простая, но очень дорогая. В её стиле.
- Не поможете застегнуть? – усмешка в адрес гостьи, чтоб немного её задеть. Скорее она вытолкает Хикару отсюда, чем поможет. 10 секунд – и рубашка заправлена в брюки.
- Как думаете, дождь уже закончился? – спросила Ада. Её желание покинуть кабинет было достаточно сильным, и Киёмидзу не желала препятствовать его исполнению.
- Скорее, заканчивается. Еще пара минут – и перестанет моросить, - ощущения насчёт погоды редко подводили Хикару. Талант? – Вы так хотите побыстрей сбежать, что я не смею вас задерживать.
Решив подать даме пример, она открыла дверь и направилась в магазин. В конце концов, Ада ей никто. Да ещё и ВС. Может, мне пол сменить? Живописный ведь мужик получается. Надо было штаны снять.
Она отгородилась от своей боли, но мозг подсказывал, что со спиной что-то не так. Вот провожу сейчас эту даму, и посмотрю, что там такое. Вроде спиной об углы не обтирался.
- Каори, милая, ты ведь закончила с букетом для нашей гостьи? Она собирается уходить, так что будь добра, посчитай итоговую сумму, - девушка кивнула и побежала за кассу. – Ну, а вы, Ада.. Приходите за ликорисами, - поклонившись, закончила Хикару, собираясь удалиться к себе. Вечером в спортзал. Девушки утомляют.

+1

16

Произошедшие события Ада помнила очень смутно. Во-первых, мешала боль, во-вторых – стыд. Очнулась она только на мокрой улице. Было довольно холодно, и неприятная дрожь, взбиравшаяся по позвоночнику, привела Аду в чувство.
-Сбежала. Как маленькая девочка сбежала, - недовольно констатировала она.  Бегство из кабинета Хикару и впрямь было поспешным и позорным. И теперь Ада чувствовала что-то похожее на стыд. По-прежнему болела спина, но Ада уже как-то свыклась с этой болью, и с каждой минутой обращала на нее все меньше внимания. Ко всему прочему, в прелестную головку девушки наконец-то забрела стоящая мысль относительно подарка. С любовью Акиры к спокойному времяпровождению и постоянным стремлением Элис посмотреть что-то новое, подарка лучше, чем путевка в «Оэдо Онсен Моногатан» было не найти.
Из-за того, что вопрос с подарком решился так быстро и так удачо, Ада вернулась домой намного раньше, чем планировала. Элис была где-то в саду, возможно в зимней оранжерее, ухаживая за своими любимыми крокусами. Акира еще не вернулся с работы, и дом Танака был погружен в абсолютную тишину. Поставив цветы в вазу и положив упакованный в шуршащую бумагу подарок в верхний ящик стола, Ада направилась в ванную. После промозглой улицы стоять под теплым душем было приятно. Ада подставила лицо под ласкающие прикосновения воды и застыла. Временами капельки попадали в нос, заставляя девушку смешно отфыркиваться. Вдоволь накупавшись, Ада повернула вентель и, сдернув полотенце с вешалки, завернулась в махровую белизну.
Проведя рукой по запотевшему зеркалу, девушка, оперевшись руками на раковину, уставилась на свое отражение.
- Не хорошо получилось. Ой как нехорошо, - цокнула она языком и недовольно поморщилась. -  Не хо-ро-шо, - повторила Беннет, растягивая слова. Она всегда так делала, когда ее что-то не устравивало. В данном случае Аду не устраивало собственное поведение.
Адель повернулась к зеркалу спиной и посмотрела в отражение в попытке определить причину непрятных ощущений, преследовавших ее с утра. Татуировка с алым маком была в порядке. И слава богу. Ада грешным делом подумала на то, что ее организм решил так среагировать на краску. С чего бы ему так реагировать на гиппоаллергенные красители Ада  не знала, но это было единственное нормальное объяснение.
«Все в порядке», - удивленно подумала Ада и отвернулась от зеркала. Но в следующую же секунду повернулась к нему снова, встревоженным взглядом уставившись куда-то в область позвоночника.
«Это я молодец. Это я ничего так за цветами сходила», - подумала Ада и усмехнулась. Перепетии жизни временами сводили Беннет с ума. Так было и в этот раз. На спине красовалось ее Имя.
- Sexless, - не без труда прочитала Ада в отражении и расхохоталась каким-то нервным, надтреснутым смехом. – Боже, у тебя отменное чувство юмора.
В полной задумчивости Ада вышла из ванной. После влажной теплоты в доме было холодно. Но даже то, что цепкие мурашки взбежали вверх по позвоночнику девушки и затерялись где-то в мокрых волосах, не привело ее в чувство. Ада задумчиво уселась на кровать, подвернув под себя левую ногу и чертыхнулась.
Почему все происходит тогда, когда она не готова?
Беннет прислушалась к себе. Если верить словам наставников, то сейчас ее соединяет с кем-то невидимая нить Связи. Ада закрыла глаза и из любопытства бережно провела рукой по невидимой нити. Нить отозвалась легкой вибрацией. Прислушиваясь к постепенно угасающим колебаниям, Ада еще некоторое время продолжила сидеть на кровати. Но потом внезапно резко взметнулась, ринулась к шкафу, выхватила темные джинсы и полосатую матроску с длинным рукавом. Торопливо, словно боясь куда-то не успеть, Беннет начала собираться.  Кое-как, прыгая на одной ноге, натянула носки, схватила с полочки ключи, какую-то мелочь, сдернула с вешалки кожаную куртку и выбежала за дверь. 

+1

17

Девушка расплатилась, взяла цветы и пулей вылетела за дверь. Каори мычала что-то непонятное.
- Мы пили кофе, она посчитала меня самовлюбленным хамом и поспешила удалиться. Еще вопросы?
Вопросов больше не было. Хикару опустилась на колени перед белыми лилиями. Особый сорт, который она заказывала за границей. Лёгкий, приятный аромат, от которого не болит голова, крупные цветки с серыми прожилками. Как мрамор. Каори снова что-то мычала.
- Ну говори уже нормально, в чем дело. Нет, я точно тебя уволю. – Девушка показывала пальцем на спину хозяина. – Что там? – снова Хикару расстегивала рубашку. Сняла её, подошла к Каори, желая узнать причину паники. – Говори уже нормально, возьми себя в руки! Или зеркало дай.
Девушка только заливалась слезами и кашляла, тыча в голую спину пальцем. Истеричка чёртова. Рубашка на спине была в крови, белая ткань хорошо пропиталась, красные пятна составляли причудливую вязь. Это было по-своему красиво.
- Я не мог порезаться. Что за хрень со мной происходит?
Идея зайти в спортзал мгновенно улетучилась. Как минимум нужен душ. И аптечка.
- Зеркало! – требовательно попросила Хикару. Каори пыталась найти зеркальце в сумке, но ей это не удавалось. Она вывалила всё содержимое на стол и искала уже там. Девушка нашла небольшой кругляш и протянула его хозяину. – Спасибо. - Спокойствие и самоконтроль не покидали даже в такие моменты.
Нелепо изогнувшись, Киёмидзу разглядывала свою спину в зеркале. Крови было много, но кое-что она смогла понять.
- Твою мать!! – громогласно рыкнула Хикару. Обычно сдержанное лицо исказилось в гримасе гнева. Имя! Вдоль позвоночника шли резные буквы. Она же Боец. Проклюнулось, имечко, нежданно-негаданно. Киёмидзу шумно дышала, Каори забилась в угол и истерила.
- Не реви. В подсобке есть что-то успокаивающее, выпей. Если мне будут звонить, скажи, что всё завтра. -
Хикару надела рубашку и пошла в свой кабинет. Пиджак прикроет кровь на спине. Домой, срочно домой. Нельзя допустить, чтоб об этом узнала тётя, она от меня не отстанет. От чего появляется имя? Встреча с парой, прикосновения к паре, тренировки с парой… Киёмидзу застыла. Эта девчонка? Громкий стон прокатился по комнате. Её пара – та девчонка. Замечательно.
- Да ни за что, - Хикару выходила из магазина быстрым шагом. Ни за что я не буду её парой. Она тоже заметит имя. И поймет, откуда оно. И придет сюда. Взять выходной. Переадресация звонков на домашний и мобильный. Не брать незнакомые номера. Тётю домой не пускать, только разговоры по телефону. Или лучше к друзьям пойти? Сотни мыслей за короткое время. Пачка сигарет закончилась слишком быстро.

Дом, милый дом! Киёмидзу бросила одежду в коридоре и пошла в душ. Кожу на спине щипало, в сток утекала красноватая вода. Я не буду подчиняться. Мысль пульсировала в голове, она была ответом на тысячи вопросов. Хикару Боец. Ею должна управлять Жертва. Если Ада будет использовать связь… Девушка не сможет не подчиниться. Я не буду подчиняться. Вряд ли её будут спрашивать. Может, у Ады уже есть Боец. Но кому не нужен природник? Я не буду подчиняться. Связь пока не так сильна, чтоб Жертва могла командовать. Мне не нужно это Имя. Я не буду подчиняться. Позвоночник пронзила острая боль.
- Я не буду подчиняться! – прошептала Хикару. – Как бы ни было больно. Я. Не. Буду. Подчиняться.
Замотавшись в полотенце, она вышла из ванной. Пришла в свою комнату и легла на кровать, наплевав на сырые волосы. Боль сжимала позвоночник, стараясь расплющить его, голова гудела, будто ею несколько часов бились об чугунную сковородку. Выключить все телефоны. Киёмидзу заставила себя вырвать провод из розетки. Мобильник нашелся в вещах в коридоре. Выключила и его. Всё. Теперь спать.
Она рухнула на кровать и свернулась калачиком. Теперь боль распределялась равномерно. Словно мантру, девушка повторяла одно и то же. Я не буду подчиняться. Она отгородила себя от своего Имени. Мы разные. Ты мне не принадлежишь. Это позволило принять боль и выключить мозг. Через пять минут Хикару спала, но то и дело вздрагивала. Ей снилось, что из неё вытаскивают позвоночник.

+1

18

В магазине Ада оказалась только где-то через час после выхода из дому. Запыхавшаяся, растрепанная и абсолютно потерянная. Что делать со Связью Беннет не понимала. В голове роилась тясяча вопросов, но ни одного толкового ответа на них.
Сейчас она как нельзя остро ощущала свое одиночество. Оно захлестывало соленой волной и оставляло на ресницах маленькие капельки – непролившиеся слезы. Сколько себя помнила Ада, она мечтала о том, что у нее появится боец. Настоящий. С первого класса Нозоми Ада ждала его. Она начинала ждать, как только открывала глаза утром и заканчивала только тогда, когда проваливалась в глубокий сон без сноведений. И хотя Беннет не могла терпеть школу, она мирилась с необходимостью изнуряющих тренировок только для того, чтобы рядом со СВОИМ бойцом не выглядеть неумекой. Ада постоянно, каждую секунду ждала его, сжимая зубы коротала время с другими Бойцами. Они раздражали ее: ленивые, самовлюбленные, вызывающие. Они не старались подстроиться, своей гордыней разрушая и без того хрупкую Связь. В таких связках, сформированных наспех и без должного внимания, Беннет не ощущала себя частью целого. И это выпирающее из всех щелей уродство искусственной пары доставляло Аде почти физическую боль. Единственное, что могло ее примирить с неприглядной реальностью – это мысль о том, что когда-нибудь у нее будет природный боец. Вторая половинка.
В магазине по-прежнему пахло пыльцой, солнцем и свежескошенной травой. За прилавком стояла скучающая продавщица. Та же самая, что была с утра. Кажется, имя у нее было на К, а у хозяина на Х. Наградил же бог такой плохой памятью на имена!
- Добрый вечер, - подошла Ада к прилавку и улыбнулась самой милой улыбкой, на какую-только была способна. Вкупе с лихорадочным блеском в глазах эта улыбка составляла странное впечатление. Душевнобольного в припадке, который может в любой момент броситься на вас и выцарапать глаза, не стирая с лица эту блаженную улыбку юродивого. – Хотелось бы поговорить с Вашим хозяином. У меня к нему неотложное дело крайней важности. Почти вопрос жизни и смерти.
Беннет вопросительно посмотрела на девушку в ожидании ответа. Секунды застревали косыми пулями в разбавленной воде и останавливались в милиметре от сердца.
- Господин Киёмидзу уже ушел. Я могу что-нибудь ему передать? – смиренным голосом спросила девушка. Было видно, что парень так вымуштровал свой персонал, что даже в его отсутствие нарушение дисциплины приравнивалось к несмываемому позору.
- Можете, - ухватилась за эту идею Ада. – Мне очень. ОЧЕНЬ нужно с ним встретиться. Может быть Вы могли бы мне дать его контактные данные? Это крайне, крайне важно.
- Господин Киёмидзу просил меня переносить все звонки и встречи на завтра, - учтиво ответила японка, не проявляя даже малейших признаков сострадания к Аде.
- Поймите, это очень важно, - попыталась надавить на жалость Ада. Но работница магазина была непреклонна. Перед прямым приказом хозяина было бессильно даже обояние Беннет.
«Вот бывают же личности», - зло подумала Ада, поняв, что легче зародить сочувствие в сердце каменной статуи, чем у этой неловкой девчонки. «Думай, Ада, думай»,– шипела сама на себя Беннет. – «Ну давай, ты же умная девочка»,
- Как Вас зовут? – мягко спросила Ада, прикоснувшись к руке флориста. В очередной раз она попыталсь вызвать у служащей хоть каплю сострадания.
- Каори, - ответ был учтивым, но в глазах по-прежнему не читалось желания помогать.
- Каори, - пытаясь справиться со злостью, вкрадчиво начала Беннет. Талант сказочницы у Ады присутствовал, и сейчас во имя светлых целей расцвел буйным цветом. – Скажите, Вы не заметили каких-нибудь странностей в поведении господина Киёмизду? Необоснованная агресия, например, или излишняя бледность.
Ада била наугад, логически предположив, что появление имени оставило хоть какой-то след на бесстрастном лице ее Бойца.

- Я спрашиваю это потому, - сухо продолжила Беннет, внезапно перейдя на официальный тон,  - что сегодня господин Киёмидзу в кабинете пожаловался на плохое самочувствие и попросил меня о консультации. Я врач. И я склонна волноваться за его физическое состояние. Поэтому, если Вы знаете хоть что-то о его местоположении, немедленно сообщите мне.
Карие глаза внимательно посмотрели на продавщицу: «Ты же не убьешь человека из-за боязни выдать в сущности даже не конфиденциальную информацию?»

***
На улице было ужасно холодно, но, несмотря на это, Ада не чувствовала холода. Она крепко сжимала в руке кусочек бумаги в клеточку и лихорадочно водила взглядом по шильдам на стенах домов. Этот район было девушке незнаком. С запозданием к ней пришла мысль о том, что она могла и не уговаривать так долго Каори. Достаточно было просто щелкнуть у нее пальцами перед носом.
Нужная высотка нашлась не сразу. Еще некоторое время пришлось постоять перед подъездом в ожидании, когда оттуда кто-нибудь выйдет или зайдет. Звонить в домофон Беннет благоразумно не стала: не испытывала иллюзий по поводу того, что ее впустят и примут с распростертыми объятиями. Пока Ада стояла на улице в ожидании возможности пройти в подъезд, стемнело. И теперь девушка недовольно переминалась с ноги на ногу, постукивая по бедрам вконец окоченевшими ладонями. Наконец железная дверь всё же пискнула, и на крыльце появился необъятных размеров японец. Он посапывал, словно недовольный медведь, и почему-то внушал отвращение.
- Подождите, - пискнула Ада и ринулась в открывшийся проем. Но, зацепившись о ступеньку, споткнулась и больно ударилась о ряд ящиков у стены. Чертыхаясь и ругая неудобную архитектуру, Ада вызвала лифт. Лифт был единственной отрадой за сегодняшний вечер. Возможность подъема на 11 этаж пешком не вызывала у Беннет положительных эмоций.
Остановившись у нужной девери, девушка глубоко вздохнула и постучала:
- Господин Киёмидзу, откройте. Это Ваша соседка снизу.
«Надеюсь, соседка снизу действительно имеется», - устало подумала Ада.

+1

19

Даже во сне голова пульсировала. Позвоночник словно выкручивали, Хикару ощущала капли пота, катившиеся по спине. Двадцать минут сна – и глаза снова открываются. Несколько стонов, повторение своей мантры, и Киёмидзу снова падала куда-то вниз, цепляясь позвоночником за ветки, появляющиеся из ниоткуда. Расплывчатое лицо учителя, заставляющего налаживать связь с чужой Жертвой, тётя, повторяющая, что в этой жизни девушка непременно должна найти своего Агнца.. Уж лучше бодрствовать, чем видеть такие сны.
Хикару с трудом открыла глаза. Спину снова пронзила боль, вонзившаяся словно спица. Девушка мысленно представила, как достает её, но не сработало, самовнушение отказывалось подчиняться её силам. Перед глазами плыло, красное покрывало кровати казалось серым. Серия глубоких вдохов и выдохов. Теперь больно было всему телу, будто она побывала в хорошей такой драке, например, пятеро человек с дубинками на неё одну. Мысли расползались по уголкам сознания, но Киёмидзу нашла в себе силы сесть. За окном уже стемнело, длинные волосы еще были влажными и сильно спутались, на отдельных прядях застыла кровь, белое полотенце было безвозвратно испорчено. Всего лишь досадная мелочь. Хикару встала, оперевшись на туалетный столик. Внешний вид неважный – тёмные круги под глазами, один большой колтун на голове, дрожит. Складывать обрывки мыслей во что-то мало-мальски вразумительное было весьма трудно. Она достала из шкафа синий махровый халат и укуталась в него. Кофе. Больше в меня сейчас ничего не влезет. Мелкими шажками, положив руку на стену, Хикару пошла на кухню. Живот урчал, но есть не стоило – организм не примет.
Сил варить кофе не было, поэтому она включила электрический чайник, подождала пару минут и сделала себе растворимый. Горячая кружка придавала уверенности, запах успокаивал и позволял сосредоточиться. Медленно, глоток за глотком, обжигая язык, Хикару выпила напиток. Боль никуда не проходила, будто намекала, что теперь будет с ней всегда. Так больно потому, что я не хочу признавать Имя. Она вздохнула, и позвоночник заныл с новой силой. Где-то были анальгетики. По стене Киёмидзу поползла в сторону аптечки. Дешёвые лекарства. Не так часто она болела, поэтому была редким гостем аптеки. Нашла какие-то таблетки, подумав, выпила четыре штуки. Вдруг поможет, чем чёрт не шутит.
Девушка вспомнила, что бросила вещи в коридоре, пошла туда. Хикару не нравилось чувствовать себя слабой и беспомощной, сейчас её любой начинающий посетитель их спортзала уложит на лопатки. Грязная рубашка, штаны, носки… Она закинул вещи в корзину, стоявшую в ванной. Хорошо, что я успел починить стиральную машинку. А то бы пришлось возиться самому. Хикару задумчиво созерцала свою ванную комнату, когда услышала стук в дверь.
- Господин Киёмидзу, откройте. Это Ваша соседка снизу.
- Соседка снизу, - на автомате повторила глухим голосом Хикару. У неё была соседка снизу? Они были знакомы? Киёмидзу заставила мозги работать лучше легким постукиванием по лбу. Она знала только соседку по площадке, и всё. Давайте мыслить с другой стороны. Я знаю соседку снизу? Нет. Я знаю голос этой дамы, которая «соседка снизу»? Она застыла статуей. – Нееет… - лоб довольно громко ударился об косяк. Пришла всё-таки.
Оставлять Аду за дверью было некультурно, глупо и смешно. А впускать в свою квартиру практически незнакомого человека – это, по-твоему, нормально? Разговор с самой собой зашел в тупик. Хикару посильнее закуталась в халат и открыла даме дверь.
- Не стой на пороге, проходи, - Киёмидзу жестом пригласила Аду. Кажется, ей было легче, по внешнему виду девушки не скажешь, что она изнывает от безумной боли. Жертва не против обрести Бойца. А вот Боец бунтует. Спина ныла.
Вести переговоры в спальне было бы слишком, гостиная… Да, гостиная. Хикару направилась именно туда. Ноги подкосились,  и он практически упал на широкий мягкий диван.
- Располагайся. Думаю, ничего хорошего ты мне не скажешь, - пафос в сторону, сейчас не до этого. Киёмидзу ощущала, что температура её тела еще меньше обычной. Жалко она, наверно, выглядела со стороны. Бледная, слабая, с прищуренными, но пустыми глазами. – Так что, скажу я. Мне не нужна Жертва. Рад знакомству, но не считаю нужным его развивать. Имя ни к чему тебя не обязывает. – Киёмидзу не ощущала никакой Нити, про которую говорили в школе. Казалось бы, на этом можно и закончить. Но у Ады есть своё мнение, которое она явно пожелает озвучить. Хикару смотрела на потолок, изучая люстру. Раньше она не замечала, в каком прекрасном месте живет.

+1

20

На теплый прием Ада и не надеялась. «Спасибо, что хоть впустил», - подумала она, шагая за Бойцом по темному коридору к гостинной. Представить, насколько Хикару плохо она не могла, но понимала, что проявление имени может быть очень болезненным. Особенно если рядом нет твоей Жертвы.
Вздохнув украдкой, Ада присела край дивана, куда несколько секунд назад бесчуственным телом свалился Боец.
- Я не настолько хреновая Жертва, как ты пытаешься меня представить, - ответила она на гневную отповедь.- Скажи, ты ведь знаешь, что у тебя есть всего два способа избавиться от боли? Первый – это принять Имя и позволить мне залечить твои раны. Но тебе он не подходит. Остается второй – Имя потерять. Знаешь, как можно это сделать?
«Стоило ждать столько времени, чтобы вместо Бойца получить озлобленного волка?»
Ада помолчала некоторое время, но потом, поджав губы, продолжила:
- Первый способ – заклинание разделения. Но что-то я не вижу поблизости других ВС. Даже появись они здесь, ты все равно не сможешь ринуться в бой. Второй способ – попытаться меня убить. Что при твоем состоянии и моем стремлении к жизни тоже маловероятно. Но ты, конечно же, можешь попробовать. Есть, правда, и третий. Постоянно твердить, что не принимаешь Имя. При таком раскладе ты совсем ослабеешь и, в конечном итоге, умрешь от потери крови. Как видишь, природа особого выбора тебе не дала. Впрочем, мне тоже.
Почему-то хотелось плакать. Слезы предательски собирались в уголках глаз и были готовы каждую секунду сорваться вниз. Из-за этого Ада часто моргала и смотрела на потолок. Словно слезы могли закатиться обратно. Было больно. Полнейшее неприятие со стороны Бойца. Разве этого она ждала долгие годы?

+1

21

Ада присела рядом. Плохая Жертва, говоришь. Хикару не в силах была оценить её мощь. Чем сильней, тем хуже. Значит, ей сильно хочется заполучить Бойца. Позволить залечить раны… Это ж каким, интересно, способом? Она усмехнулась. Неприятно снова ощущать себя Стражем. Она уже успела позабыть это ощущение.
- Второй способ – попытаться меня убить. Что при твоем состоянии и моем стремлении к жизни тоже маловероятно. Но ты, конечно же, можешь попробовать. Есть, правда, и третий. Постоянно твердить, что не принимаешь имя. При таком раскладе ты совсем ослабеешь и, в конечном итоге, умрешь от потери крови. Как видишь, природа особого выбора тебе не дала. Впрочем, мне тоже. – Кажется, Ада говорила серьезно. Убить. Сейчас вряд ли, но идея, в целом, хорошая. Знала ли девушка, что её Боец действительно задумается над этим? Умереть от потери крови – тоже неплохая перспектива. Кое-кто будет очень рад её мучениям. Хикару улыбалась как дура. А что еще оставалось?
- То есть, ты хочешь, чтоб я обрадовался и стал твоим Бойцом? Был у тебя на побегушках, выполнял приказы, рисковал своей шкурой? – речь Киёмидзу была спокойной и размеренной, словно она говорила о погоде. На неё накатила приятная волна пофигизма, девушка повернула своё лицо к Аде. Та была в шаге от истерики. – Зачем мне это? Меня вполне устраивает моя жизнь, - она замолкла ненадолго, испытывая острую потребность в сигаретах. - Возможно, я смогу признать своё Имя. Но это не значит, что мы будем встречаться, работать над связью и тренироваться. Мне это не нужно. Я просто приму Имя как данность. А убить тебя… Неплохая идея, спасибо.
В ящике черного шкафа лежал блок сигарет. Неуверенными шагами Хикару подошла к шкафу, достала из него сигареты и зажигалку, закурила, выпуская изо рта тонкую струйку дыма. Перед ней сидит её Жертва, человек, которого она должна защищать, команды которого должны выполняться беспрекословно. Я лучше умру сам. Или её убью. Хикару бросила окурок в стоящую рядом пепельницу и вернулась на диван.
- Чего тебе нормально не живется? – сказал Боец глухо, пристально глядя на Аду. Только лицо девушки почему-то плывет. В глазах потемнело, будто кто-то ударил сзади по голове, спина вспыхнула. Наверное, такое ощущение было у рабов, когда их клеймили, чтобы они не сбежали. Хикару начала падать на свою Жертву, теряя сознание. Первый обморок в жизни, и тот при глупых обстоятельствах.

+1

22

- То есть, ты хочешь, чтоб я обрадовался и стал твоим Бойцом? Был у тебя на побегушках, выполнял приказы, рисковал своей шкурой?
«А, ну да. У всех их почему-то именно такое представление о Бойцах. Кто же вбил в его голову подобную хрень? Не иначе, как какой-то учитель-Жертва. Они всегда отличаются жестокостью к своим воспитанникам. Теперь хоть в лепешку разбейся, все равно не поверит, что над ним не хотят совершить насилия. Блин, эти наставники портят жизнь стольким парам...»
- Я сказала Бойцом, не собачкой на поводке, - прервала Хикару Ада. Надменность Бойца начинала раздражать. Вот же как: человек к тебе со всей душой. Готов поделиться собственным запасом энергии и залечить твои раны. И вместо того, чтобы поблагодарить его, ты стараешься побольнее задеть.  Люди, что ж вы такие сволочи?
Теперь парень запел песню про то, что его устраивает собственная жизнь. И что ему и так хорошо, без Ады. Интересно, а думал ли он о том, что Аде тоже было без него не плохо? Вероятно нет.  Собственная трагедия застилала кругозор. Любят люди быть бедными, несчастными и непризнанными.
- А убить тебя… Неплохая идея, спасибо.
«Попробуй только, патлатый. И вообще, про убийство это я так, из любви к истине упомянула».
- Да не за что, - вслух сказала Ада, наблюдая, как ее новоиспеченная половинка покачиваясь достает сигареты.
«Мда. Курить – самое верное решение в данной ситуации. Что-то не понятно – покури! Где-то болит – покури! Не хочешь принимать Имя – опять-таки, покури. И все наладится. Просто волшебный порошок какой-то».
Ада была сильно не в духе. Настолько сильно, что подумывала над тем, чтобы встряхнуть незадачливого партнера сгустком энергии. Ну или по лицу надавать – хоть как-то привести в чувства.
- Чего тебе нормально не живется? – спросил Хикару. Но не успела Ада дать ему злобную отповедь о том, что в любой ситуации нужно оставаться мужиком и не распускать нюни, Боец качнулся и, сделав  не слишком изящный пируэт в воздухе, начал падать на нее.
Ей повезло – она машинально выставила вперед руки и, хоть с большими усилиями, но все же немного задержала обмякшее и оттого очень тяжелое тело. Голова Бойца больно ударилась о ключицу девушки.
- Да что б тебя! – зло прошептала Ада, пытаясь вылезти из –под потерявшего сознания Бойца. – Ты даже в обморок грохнуться нормально не можешь.
Урвав себе немного свободного пространства, Ада повернула Хикару лицом к свету и внимательно посмотрела на него. Его лицо было бледным, глаза плотно закрыты. По губе стекал тонкий красный ручеек.
- Совсем тебе хреново, - вздохнула  Ада  и перестала пытаться освободиться от навалившейся на нее туши. Ее слабые руки просто не могли переместить такой вес в пространстве.
- Только со мной могло случиться такое, - недовольно ворчала Беннет, поднося руку Хикару к губам, - Кушай, не подавись, - обреченно вздохнула она, касаясь губами холодных костяшек.
Энергия хлынула потоком, прошивая кожу Бойца миллионами золотистых ниточек.
«И ведь даже не поблагодарит», - подумала Беннет, сосредотачиваясь на процессе дарения.

+1

23

Сначала Хикару чувствовала лишь пульсацию в позвоночнике, нехватку воздуха и легкую боль во лбу. На смену неприятным ощущениям пришел золотистый вихрь, качающий девушку как в колыбели. Сила вливалась в Бойца тонкими струйками, распространялась по всему телу, расслабляла и взывала к его истинной сущности. Она Боец, и это нельзя отрицать. Искры энергии роились вокруг неё, она ловила их руками. Система? Нет, скорее.. Обморок. Странно это, понимать, что ты валяешься сейчас где-то и наблюдаешь за сгустками энергии. Имя приятно щекотало спину, хотелось его почесать. Надо придти в себя. Сказано – сделано.
Хикару открыла глаза, почувствовала, что всей своей тушей навалилась на хрупкую девушку. А у меня ведь и не такой большой вес… Слабость прошла, так что Киёмидзу спокойно переместила своё тело так, чтоб не мешать Аде. Навалилась на спинку дивана, откинула голову.
- Что для тебя значит быть парой? – единственный вопрос, пришедший в голову. Если она не собирается командовать, то что ей нужно? Халат распахнулся на груди, но Хикару не удосужилась его поправить. Что-то капнуло на ключицу. Девушка ощупала себя. С губы стекала тоненькая струйка крови. Киёмидзу вытерла её и выжидающе уставилась на Аду. С другой стороны, она тоже жила спокойно до появления Имени. Кто сказал, что она хочет сражаться? Может, это просто желание найти человека, связанного с ней одной нитью, одним именем?
Странно, но японка видела вокруг девушки пульсацию. Вспоминались далекие слова учителя про ауру, про связующую нить. Какая она у них? Тонкая, едва заметная, такая, которую можно было легко порвать? Ведь есть же Бойцы, потерявшие своих Жертв, живут себе, горя не знают. Или нить толстая, как канат? С чего бы ей быть толстой, мы только сегодня встретились. Нет, Хикару от рождения целая, зачем ей лишняя половинка?
Однако, Киёмидзу казалось, что она видит рассыпавшиеся по комнате золотые искры. Ей хотелось собрать их все, забрать себе. Имя пульсировало и явно хотело быть услышанным. Да пожалуйста, - великодушно разрешила девушка.
Наверно, она сама не смогла бы объяснить, почему сделала это. Хикару повернулась к Жертве, быстрым и властным движением схватила её за запястья и потянула к себе. Она действовала сильно, но мягко, словно боясь причинить Аде боль. Короткий взгляд в её расширенные глаза, и Боец прижался своими губами к её губам, вытягивая из неё энергию. Взметнулся новый вихрь золота, укутавший их. Приятное тепло бежало по телу, спина горела, но это доставляло удовольствие. Сила как наркотик, которого хочется больше и больше? Киёмидзу нежно потянула верхнюю губу Ады, лизнула нижнюю, касаясь осторожно, но рук её не отпускала. Получив приличную дозу искр, впитав их сквозь своё тело, она отстранилась.
Хикару задумчиво смотрела на лицо Ады. Я зачем-то поцеловал девушку. При этом она – моя Жертва. И куда меня это всё заведет? Есть ли в этом хоть какая-то польза? Разве что бесплатная аптека.
Температура тела выровнялась, но руки её как всегда были холодны. Девушка вроде особо не вырывалась – тоже под властью сковавшей их связи? Интересно, каково это – получить себе в пару человека, которого презираешь? И бросить жалко, и брать не особо хочется. Физический контакт поднимал уровень сил, но никоим образом не возбуждал, хотя Ада – очень красивая девушка. Многие японки мечтают о таких глазах, и готовы полжизни за них отдать, а она их имеет от рождения. Может, будет доктором по вызову? От меня ей точно никакой пользы быть не может. Хикару явно передумала убивать девушку. У неё есть полезный талант восстанавливать силы, и способность эту надо использовать по полной. Едва заметно качнув головой, Киёмидзу провела левой рукой по волосам, правой же продолжила сжимать запястье Ады. Расчесаться бы, а выгляжу как пугало.

+1

24

Боец очнулся быстро. Ну еще бы! Ведь она фактически устремила на него весь свой немалый энергетический запас. Наверное, он чувствовал себя сейчас как человек перед десятиметровым цунами: завораживает и пугает одновременно.
Как и предполагала Беннет, благодарности не последовало. Вместо этого парень откинулся на спинку дивана и глубокомысленно произнес:
- Что для тебя значит быть парой?
Некоторое время Ада молчала. Она не знала, как объяснить этому самовлюбленному эгоисту, что же значит быть парой. Быть вместе. Делить боль и радость. Защищать друг друга. Заботиться, наконец. Все эти слова были для него ничем. Ада почему-то была в этом уверена. В мире ее Бойца не существовало преданности, превязанности, тоски по ком-то. Был только он, его интересы, его проблемы и его жизнь. И в этой жизни другим места не было.
- Чувствовать связь, - через некоторое время прервала молчание Ада. Поймет ли он то, что она хотела сказать, или истолкует все буквально, ей было все равно. Какой смысл говорить о преданности тому, кто на нее физически не способен?
Она чувствовала, как трепещет тонкая нить едва установившейся Связи, которая внезапно получила признание со стороны Бойца. То, что это произошло, Ада знала точно: нить натянулась. Теперь одна ДЕЙСТВИТЕЛЬНО связывала их. Пока еще не крепко, но Нить дрожала, с жадностью впитывая энергию Беннет. Она словно заявляла: «Я собираюсь окрепнуть. Хотите вы этого или нет».
Хотела ли Ада того, чтобы Связь окрепла? Она не знала. Скорее нет, чем да. Хотя всегда, до встречи с Хикару, думала иначе. Установление Связи представлялось ей чем-то приятным и радостным. Но радостью тут и не пахло...
Нить Связи дернулась и натянулась – Ада почувствовала ее движение где-то в области сердца. И в следующую секунду губы Хикару прижимались к ее губам в каком-то странном иступленном поцелуе.
Что чувствует Жертва, когда Боец ее целует? В большинстве случаев – приятное тепло, вибрацию Связи и наслаждение. По крайней мере именно так описывали эти чувства юной Аде Жертвы-старшеклассники. Дрожание Связи Беннет и правда чувствовала. Только вместо приятного тепла было удивление. Человек, который несколько минут назад наотрез отказывался от ее помощи, сейчас жадно пил энергию, которая струилась через кожу Жертвы к сердцу Бойца. Наполнив себя до краев искрящейся силой, Хикару устало отстранился. Так путники, проведшие много времени в песках пустыни, отстраняются от кувшина с теплой водой, осушив его до дна.  Только вот Жертву невозможно осушить, когда рядом находится ее Боец. Сама Связь выступает неисчерпаемым источником энергии, которой становится тем больше, чем ближе к друг другу ВС.
Но даже отстранившись, Хикару продолжал держать Аду за запястье. И от этого между их телами проскакивали искры чистейшей Энергии. Так и было задумано природой. Идеальный механизм, который привязывает Жертву и Бойца друг к другу.
«Неужели тебя до этого еще никто не поил? А, Хикару?»
Ада внимательно всматривалась в его лицо. Она по-прежнему была безразлична Хикару. Что-то вроде батарейки. И больше ничего. Пока дает энергию, можно использовать, как перестанет - избавиться и забыть. 
«Я не батарейка, я человек!» - захотелось Аде закричать на всю квартиру. От боли, от несправедливости, от безразличия.
- Что смотришь, словно я не человек, а источник питания? – Она ударила парня в грудь свободной рукой. – Пусти, мне больно! Мне БОЛЬНО! – сорвалась она на крик и кое-как вывернулась из цепкой хватки.
Адель закрыла лицо руками, подтянула колени к груди и зарыдала.
- Я человек, не вещь. Человек, - сквозь слезы тихо повторяла она. – Разрывай эту чертову Связь и выметайся из моей жизни!
Связь болезненно изгибалась, но Ада продолжала упорно шептать:
- Не хочу пары, не хочу Связи, и имени этого дурацкого не хочу!

+1

25

Хикару в ступоре наблюдала за Адой. Она освободила руку и вела себя крайне эмоционально. Больно? Разве я сделал тебе больно? Киёмидзу смотрела на свои руки.
- Я человек, не вещь. Человек, - рыдая, говорила Ада. – Разрывай эту чертову Связь и выметайся из моей жизни!
- Я бы рад. Только как её разорвать. – Хикару сходила за сигаретами, зажигалкой и пепельницей и поудобней устроилась на диване. Жертва сжалась в комочек и плакала. Киёмидзу закурила, кончик сигареты красиво загорелся оранжевым. – Видишь ли, ты действительно хороша как батарейка. Сильный аккумулятор, способный давать мне силы. – Девушка ощутила вибрацию нити – Ада шептала что-то. Ругает меня, наверное.Если бы ты не хотела обрести Бойца, то не пришла бы сюда. Ты знала, что я.. Такой, - Хикару неопределенно махнула рукой и сделала глубокую затяжку, - но всё равно пришла. Спасибо. – Боец мысленно погладил Нить, заставив её приятно загудеть.
Совесть проснулась и начала толкать свои безумные речи. Рядом с тобой, свернувшись калачиком, лежит твоя Жертва. Она пришла к незнакомому мужчине домой, дала ему сил и желает лишь, чтоб её признали. А ты даже не можешь сделать этого. Хикару вздохнула. Совесть в ней просыпалась редко. Пойти, что ли, у неё на поводу? Тем более, Ада ни в  чем не виновата…
Киёмидзу мысленно обматерила себя, но всё же решила сделать что-нибудь. Она сильно прижала к себе Аду, не давая той возможности вырваться.
- Я понимаю, что ты хорошая девушка. Помимо этого, ты хорошая Жертва, раз помогла такому нехорошему мне. Но мне нечем отплатить тебе, понимаешь ты это? Я не хочу становиться Бойцом, которого дёргает за ниточки его Жертва. И не говори, что всё не так. Всё именно так. У меня нет половины, я не нужен никому. И Имя это – моё, я принимаю его, а к тебе оно не имеет никакого отношения. Найди себе другого Бойца, а нас с тобой будет связывать только Имя. Согласна? – Киёмидзу пыталась поделиться с Адой своей энергией и своим спокойствием как через связующую их нить, так и через прикосновения. Она гладила девушку по голове, по спине, прижимая к себе сильно, но осторожно, чтоб не причинить боли. – Разрывать связь слишком опасно, - голос Хикару отчего-то дрогнул. Может, мешал сигаретный дым, который витал в комнате? Кажется, она говорила немного сумбурно, совсем не то, что хотела сказать изначально. Теперь она защищала связь. Почему? Потому что появился человек, который мог бы понять её? Девчонка себе на уме, перфекционистка. Киёмидзу вздохнула и поцеловала Аду в макушку. Ей же девочки нравятся – пронзила голову мысль. О чем ты только думаешь, Хикару, мне за тебя стыдно.
Поразмышляв пару секунд, Киёмидзу поцеловала Аду в сырую от слёз щеку. Просто так, потому что девушка была милой и трогательной.
- Мы все не любим, когда нас используют. Ты хочешь использовать меня в своих целях, я тебя – в своих. Связь разрывать я не стану. Но не буду ничего иметь против, если ты образуешь пару с другим Бойцом, - Хикару была расслаблена и спокойна. Ей понравилось обнимать кого-то, прижимать к себе, пусть и немного насильно. Есть в этом какая-то своя прелесть.

+1

26

- Я так и сделаю, - сдавленным голосом сказала Ада и отстранилась. – Если мой природник меня не хочет принимать, видимо, действительно стоит найти Чистого. Пусть будет так. Но только, раз Пары из нас не получится, то и подпитывать тебя я не буду. Переводя на язык бизнеса, на котором ты так хорошо разговариваешь: мне не выгодно.
Она не выглядела злой. Наоборот, черты лица Беннет успокоились, и чуть заметная морщинка между бровей разгладилась. Теперь все было решено, все было предельно просто. Девушка вытерла слезы тыльной тороной ладони, поднялась с дивана и, легко кивнув Хикару, вышла в коридор. По квартире прокатился  и замер упругий звук:  дверь захлопнулась.
Оказавшись на улице, Ада жадно втянула носом промерзлый осенний воздух. Он пах бензином, дождем и мокрыми листьями. Тем пряным запахом осени и разложения, который рождает беспокойное чувство где-то в внизу живота.
Она не знала, куда ей податься. Домой не хотелось. Там ее ждали счастливые Элис и Акира. А сейчас Аде  меньше всего хотелось смотреть на настоящую пару. Поэтому она препочла просто побродить по ночному городу.  Было достаточно поздно, и поток машин на улицах постепенно мельчал, затухали звуки, и люди возвращались в свои дома – отдыхать после тяжелого дня. Только Ада брела по темной аллее, засунув руки в карманы и изредка подбивая носками кедов  оставленный на улицах мусор.  Впереди у нее была долгая дорога: вернуться в Нозоми и попросить кого-нибудь из наставников подобрать смышленного и желательно покладистого Чистого.
Людям не достаточно в ком-то нуждаться. Они сами хотят быть нужными. Так и Ада, по сути постоянно одинокая, пыталась найти кого-нибудь, кому она будет не просто нужна, а необходима. Сейчас ей казалось, что единственным способом достичь этого было прописать свое имя на чьем-то теле. Вот так, через боль заставить человека нуждаться в тебе.
Ее размытый силуэт отражался в кривых зеркалах мертвых витрин. Ада остановилась перед каким-то магазином и внимательно посмотрела на свое отражение. Ее преследовало странное чувство, которому она не могла дать названия. Чувство незримого присутствия чего-то рядом. Скорее всего, это была Связь.
В оранжевом свете фонарей она сама на себя не была похожа. Из глубины стеклянной поверхности на нее смотрело чужое лицо. Беннет безразлично отвернулась: завтра будет новый день. И новый Боец.

+1

27

Вот так всё просто закончилось. Ада отстранилась и ушла, согласившись найти себе Чистого Бойца. Хикару осталась одна в пустой квартире. Было ощущение, что что-то пошло не так.
- Женская логика такая странная. 
Девушка встряхнула головой и сбросила с себя халат. Голая и задумчивая, она пошла в свою спальню. Села за туалетный столик, медленными и плавными движениями начала расчесывать свои длинные волосы. Не себе и не другому. Я не могу её за это осуждать. Она хочет, чтоб я её принял, но не слышит того, что я говорю. Мне нечего ей дать, и это важно. А она этого не уловила. Узелки распутались, и теперь гребень спокойно скользил по шёлку чёрных волос. Ада не поняла, что я оценил её поступок. Может, Чистый будет понимать её лучше? Любовь там, все дела…
Почему-то Киёмидзу ощущала легкую грусть. Хоть Ада и не была нужна ей, это ведь печально, когда двое, связанных Нитью, не могут понять друг друга. И что, мне теперь бегать за ней? Деревянный гребень замер в руке. Нет, я не собачка. Тем более, до сих пор она не создала пару. Не факт, что получится теперь. Может, вернется ещё.
В зеркале она видела не мальчика и не девочку. Sexless. Хикару провела пальцами по Имени, оно отозвалось трепетом и лёгкой щекоткой. Девушка потянула за Нить, намекая, что у Ады есть человек, делящий с ней одно Имя на двоих. Даже если Жертва найдет себе пару, Киёмидзу будет рада. Хорошо, когда тебя любят и ценят.
- Может, мне Жертву поискать, а, тётя? – Хикару выключила свет в комнатах и легла под одеяло. За окном тёплым оранжевым светом горят фонари, по какой-то улице Ада идет к себе домой. Что Киёмидзу знала о ней? Имя, школа, ликорисы. Не густо. Но я всегда могу потянуть за Нить. И она снова потянула. Где-то там Ада должна была почувствовать это, несмотря на обиду. – Этакое перетягивание каната. Или игра в куклы. Ты дергаешь, тебя дергают.
Девушка наигралась и накрылась одеялом с головой. Слишком много впечатлений для одного дня. В конце концов, стоило всё-таки поискать информацию про свою Жертву. Англичанка с именем Ада, здесь, в Токио. С одной стороны, найти человека в таком большом городе крайне сложно, а с другой - стоит попробовать. Знакомых много, чем чёрт не шутит. Жертва по возрасту похожа на студентку, это упрощает поиск. Девушка зевнула. Завтра на работу. И книги должны были доставить… Всё потом.
- Спать. Спокойной ночи, Бесполый, - Хикару улыбнулась. Искренне, радостно. Имя отражало её суть. Она повела рукой по позвоночнику, устроилась поудобнее и уснула.
Связь непонимающе звенела. Она должна была связать двоих, но… Не вышло. Может, в другой раз получится лучше?

0


Вы здесь » Loveless forever... » Свободное пространство » Ликорисы