Loveless forever...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loveless forever... » Минато » Старый мост


Старый мост

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Старый мост за километр от Радужного моста.

0

2

---Квартира Юмико
Сая не торопясь, шла по дороге, чтобы пройти в больницу, ей нужно было перейти через мост, но девочке современный и новый мост не нравился. Вот не нравился и все тут. Толпа пешеходов, пробка машин. Особенно сейчас, когда накрапывал дождик, людям приходилось идти боком, чтобы не задевать, друг друга зонтиками, так как тротуар был узким. Поэтому Сая немного свернула и направилась к другому – старому мосту, который не снесли после постройки нового. Она прошла мимо маленького магазинчика, где купила себе мороженого. Да это было вполне в её духе: на улице холодно, так еще и мороженое. Но девочку это вовсе не смущало. Но сегодня Сае везло – продавцу за прилавком она чем-то понравилась, так что в придачу к мороженому он бесплатно дал ей бутылку лимонада. Девочка поблагодарила продавца и попыталась отказаться, но тот настоял на своем. Вот остались еще такие люди!!! – с восторгом подумала Сая. Старый мост полностью отличался от нового. Во-первых, тут почти никогда не ездили машины, так как дорога была «убитая». Во-вторых, ограждение, вдоль которого сейчас и шла девочка, было низким. В-третьих, сам мост был намного ниже, чем новый мост, поэтому ближе к воде. И, наконец, в четвертых, если кто-то стоял на новом мосту и смотрел вниз, то было все отлично видно, что происходит на старом мосту. Все это Сая отлично знала, но это её не тревожило, так кому  какое дело до обычной школьницы? Ну, или почти обычной. Сильный ветер трепал её волосы, бил по лицу. Но девочке это даже нравилось. Нравились его холодные прикосновения. Идя по этому мосту, она как бы отдалилась от ненужного в данный момент шумного города. Стоило только поднять голову, и перед глазами на новом мосту мчались машины, люди под черными зонтами спешили куда-то. А здесь – никого, только она одна. Сая облокотилась на оградку. Но оградка была далеко от края моста, поэтому воды не было видно. Быстро оглянувшись на право и налево. Она перепрыгнула через оградку, и не торопясь, подошла к самому краю моста. Вода была, чуть ли не черной, по которой шла мелкая рябь. Сая могла смотреть на воду вечно, вот и сейчас она с трудом отвела взгляд и повернула голову назад, на новый мост. К её удивлению она увидела там несколько человек, стоявших и смотревших вниз, даже одна показалась немного знакомой. Юмико? пронеслось в голове. Сая присмотрелась. Да, это была она. Значит, это я медленно хожу, раз она, возможно, вышла позже меня и раньше оказалась на мосту. С парнем каким-то. Она его знает? А какая мне разница-то? Неподалеку стояла незнакомая самой Сае еще одна рыжеволосая девушка.  Они знакомы? Блин опять я о своем. Сая отвернулась и снова принялась смотреть на воду.  Гетры в очередной раз сползли, поэтому пришлось нагибаться и поправлять их. Затем девочка, достала маленький пакетик и постелила на землю. Затем села на него. Свесив ноги с моста. Возможно, кто сейчас даже и случайно бы увидел её, посчитал бы сумасшедшей. А ведь кто угодно мог просто подойти и столкнуть её в воду. Но Сая об этом не думала – было, все равно. Мало того, что на руках и ногах были бинты, на лице пластырь, так еще она и сидела сейчас так. Возможно, что кто-то бы подумал, что она хочет закончить жизнь самоубийством. А Сая просто сидела и смотрела на черную воду, болтая ногами, откусывая мороженое. Во рту все заледенело, и болели зубы, но это только вызвало у самой Саи улыбку. Она сняла свой рюкзачок из зоомагазина, где спал Империо. Открыв его, она запустила холодный воздух, от чего котенок открыл глаза и посмотрел на девочку. Соня ты мой! ласково обратилась к котику девочка. Затем отломила немного мороженого и протянула на ладони к мордочке Ими. Он сначала не хотел даже пробовать лакомство, но потом, видимо передумав, начал лизать с ладошки десерт. Сае было щекотно, и поэтому она снова улыбнулась. Вот и сейчас – никто не смог бы разглядеть котенка в сумке, и могли бы принять Саю за сумасшедшую, видя, как она разговаривает с кем-то и кормит кого-то. Котенок снова свернулся клубочком и уснул, пришлось девочке закрыть рюкзачок. Сая нашарила рядом с собой камешки и начала бросать их в воду. В больницу идти не хотелось, даже учитывая то, что она уже на час опоздала на второй укол. Она достала мобильный телефон, который её подарила Авада и грустно посмотрела на него. Ни одного сообщения и ни одного звонка. Интересно, где сейчас сестренка? Где сейчас Ав? И почему у меня сейчас такое чувство, что лучше им не звонить?  Сая засунула мобильник обратно в карман, открыла лимонад и начала медленно пить ледяную жидкость. На ум приходили разные мысли, в судорожном порядке они кружились в голове, как ненужный поток. И чтобы как-то отвлечься Сая себе под нос начала напевать что-то. Лицо, внутри, под нашей кожей, и голос не замолкнет никогда. Темно и страшно. Солнце заходит. Ты чувствуешь? Свет предал меня На улице начинало смеркаться, и  Сая хотела здесь остаться подольше, чтобы посмотреть на закат, когда красное солнце отражается в воде…

0

3

Сая посмотрела на закат, доедая мороженое и допивая лимонад. Как только солнце зашло, сама того не заметив у неё начали слипаться глаза. И она облокотившись, на рюкзачок, где лежал Ими, задремала. Девочка так вымоталась за целый день, что прямо и уснула «без задних ног» на мосту, поджав по себя ноги, и свернувшись калачиком. На улице совсем стемнело… На старом мосту никто не ходил и девочку никто не заметил. На улице начало холодать и начался сильный ливень, гроза. Но Сая ничего этого не слышала, она лишь промокла до нитки. Казалось бы, как можно не заметить того, что идет ливень? То что так холодно…неужели нельзя почувствовать? Оказывается можно. Просто  последние события так вымотали Саю, что вот теперь привело к таким последствиям. Одна на мосту, ночью… Под ливнем. Девочка вымокла до нитки, и теперь во сне шмыгала носом и кашляла. Так и прошла ночь. А Сая проспала на мосту. Даже ни разу не проснувшись. Вот уже первые машины и ранние пешеходы начали появляться на новом мосту. Империо голодный начал недовольно ворочаться. Первые лучи солнца коснулись ресниц девочки и начали плясать на её белом лице. Как она не замерзла – неизвестно. Девочка открыла глаза, и сначала не поняла, где находится. Затем резко вскочила. Губы посинели, лицо было белое, почти как снег. Руки были ледяные. Голова раскалывалась, ноги, и руки так замерзли, что теперь ужасно плохо слушались. Сая попыталась что-то сказать, возможно, отругать себя. Но сначала голоса просто не было. Затем, откашлявшись, из губ девочки вырвался до неузнаваемости изменившийся голос. Голос сел, до того, что его было трудно услышать, и было больно говорить. Сая не пришла в больницу, и теперь ей было страшно подумать, что там о ней подумают. Голова болела так, что даже думать не хотелось. Она просто повесила за плечи портфельчик и пошла в больницу, еле передвигая ногами.
>>>Больница

0

4

--> Старый отель в горах

Сегодняшнее утро было худшим со времён… пожалуй, Сеймей не вспомнил бы утра хуже. Кошмар ожил во всём своём многоцветье: уютный новый номер с панорамой заснеженных гор, ослепительно сияющих на солнце, огромный и… пустой. Пустой?! А где же…
Где?!!
Связь апатично свернулась клубком у ног Жертвы и напоминала кусок сырой невыделанной кожи.
«Содранной по живому»
Нисея не было. Лишь в пространстве висел лёгкий привкус обиды, горький и солёный, с ноткой отчаяния. Что бы это значило?.. Сеймей легонько пнул связь, и та ответила тихим вздохом, неохотно зашевелилась, поползла по ладоням, оставляя неприятное ощущение влаги и липкости. Осознание придёт позже. Когда Аояги, привычно пославший импульс по связующей с Бойцом нити, не получит отклика. Порция боли, заботливо приготовленная Нисею, будто уходит в никуда, теряя силу с каждым шагом…
Столик с какой-то утварью полетел в стену и сполз на пол месивом из осколков и щепок. Шторы, напоследок взмахнув краями как крыльями, жалобно треща, превращаются в лоскуты. Холодильник обронён на бок, будто упавший с коня тевтонец, умирающий в плену своих доспехов. Тысячи осколков хрусталя разлетаются шрапнелью, раня босые ноги. Вздох, стон, крик, вопль, выворачивающий наизнанку лёгкие. Какие-то люди – откуда, зачем?! Кто просил вас вмешиваться?!! Сами. Сами! Сами виноваты!!! Предупреждал же – уходите – бегите – пока я не…
Сеймей устало прикрыл глаза, отгоняя воспоминания. Такси скользило в асфальтово-металлическом потоке муравейника улиц большого города. Свидетелей вроде не оставил – это хорошо, а вот что вернуться в горный отель теперь нельзя – плохо. Нужно будет подыскать новый ночлег к вечеру… только вот Возлюбленный вовсе не был уверен, что этот вечер для него настанет. Сведи случай его с любой хоть сколько-то сильной парой, и мятежный Аояги отправится прямиком на казнь, которой однажды удалось избежать. Теперь ему некого послать в бой за свою свободу и жизнь. И эта мысль рвала голову тупой болью. Нет, Сеймей больше не позволит себе взорваться как тогда, утром. Здравый рассудок нужен теперь как никогда. Достичь, догнать, вернуть… а уже тогда заставить пожалеть о своём побеге. Пожалеть от всей души…
Связь послушно стелется по асфальту, указывая путь. Он близко, он торопится – а Сеймей не спешит. Нет необходимости, пока Имя прячется где-то в глубине кожи, едва проступая полупрозрачными буквами, Нисею не удастся скрыться. Он наверняка разорвал бы связь, если бы мог. Не боясь последующей за этим боли, физической и душевной, с которой героиновая ломка не идёт ни в какое сравнение. Сеймей знает, он рвал. Он может – по праву хозяина. Но ничто не заставило бы его стереть Имя с руки своего Бойца, потому что…
- Куда дальше?
- Прямо, - механически, не глядя на дорогу, лишь ощущая ведущую вперёд нить связи.
Машина въехала на мост и вскоре намертво встала в пробке. Хуже некуда… а впрочем, если Нисей где-то рядом, его автомобиль тоже заблокирован со всех сторон, и стоит лишь прогуляться немного…
Сеймей вышел, закашлялся от выхлопов, прикрыв нижнюю половину лица перчаткой, и последовал вдоль нити связи, которая, радостно вздрагивая, крепла с каждым метром. Он близко, совсем близко. Аояги не стал даже прикрывать ауру, зная, что Боец ощутит его присутствие так же ярко, как он сейчас ощущал Акаме, его печаль и страх.
«Бойся, сладкий, бойся… недолгой была наша разлука»

+2

5

Акаме нервно облизывает губы и постукивает пальцами по рулю автомобиля. Внутреннее беспокойство проскальзывало электрическими импульсами по телу, нашептывая: «Беги… быстрее, быстрее»
Вместо того, чтобы достать ноутбук и, не теряя времени, проверить на баги недавно прописанную программу, он беспокойно оглядывается, выискивая. Что или кого? Выругавшись сквозь зубы, парень вылезает с машины, громко хлопнув дверцей. Ожидание выматывает, но даже предположение того, что может случиться – убивает, вышибает напрочь воздух из груди. У него все меньше и меньше времени.
Нисей отрывистым движением зажигает очередную сигарету, оглядывая длинный мост, полностью занятый неисчислимыми потоками машин. Кто-то, подобно Нисею, стоит у своих автомобилей, пытаясь разглядеть конец масштабной пробки. Кто-то громко говорит по телефону, то ли жалуясь, то ли оправдываясь перед невидимым собеседником. Кто-то вообще банально спит, и именно этим счастливчикам Боец завидует больше всего. Измученное ночными кошмарами сознанье фиксирует действительность урывками, глаза воспаленно-чувствительны, тело слегка морозит. И только никотин спасает, не дает надолго отключиться от реальности.
Беспокойство все нарастает, скручивая все внутри. Акаме прошибает холодный пот и он очень медленно поворачивается в ту сторону, откуда приехал.
«Это… нет. Бляяядь. Этого просто не может быть!»
Но связь шепчет другое: Пара все ближе, ближе. Он лучше всех в этом гребаном мире чувствует Аояги. Каждый миллиметр близости и разлуки отдается нервным импульсом по коже. Но что еще хуже – Нисей знает: палач пришел по его душу. Все еще неверяще вглядываясь в длинную череду машин, парень судорожно ищет выход. Но, похоже, из этой ловушки не сбежать.
Затравленно прислушиваясь к своим ощущениям, Акаме с обреченностью осужденного к смертной казни отсчитывает оставшееся время. Личный кошмар все ближе и ближе, и все яснее понимание того, что он не сможет соврать, глядя в глаза Жертвы. Не сможет сказать, что сорвался из-за срочной работы, или из-за глупой прихоти.
Не смотря ни на что, Сеймей все равно появляется неожиданно, плавно приближаясь к машине Бойца. Нисей напряженно скользит вверх по фигуре парня, застывая на миг, наткнувшись на антрацитово-черные глаза и плотно сжатые губы. Не соображая, что он вообще делает, Акаме срывается с места, ловко скользя между машинами и водителями. В голове бьется: «Бесполезно», но юноша упрямо бежит, хотя догадывается, что еще несколько секунд – и Аояги просто пошлет по связи волну сбивающей с ног боли.
«Нет, мать твою! Нет! Не хочу! Уйди!»
Единственное, что может его спасти – как можно большее расстояние. При всем своем желании, он знает, что не сможет увеличить его достаточно для того, чтобы скрыться. Столкнувшись со стоящим на его пути человеком, Нисей отлетает к перилам, ощутимо стукнувшись спиной об железные перекладины. Обернувшись, он задумчиво скользит пальцами по ним, а потом шально улыбается. Сплошное безумие, но уже плевать. Загнанный в угол, он готов на все, лишь бы уйти.

Проскользнув над перекрытием, Акаме легко прыгает в небольшой пролив под мостом. У него один шанс из тысячи, чтобы спастись.

Отредактировано Akame Nisei (2011-10-07 00:37:48)

+4

6

Ближе. Ближе. Ближе. Всё отчётливее осязать пару, почти физически, как в тёмной комнате – наощупь – именно так ощущаешь своего одноимённого, если он где-то поблизости. Его пульс. Его дыхание. Его страх.
«Игры кончились, Акаме. Выходи!» - связь извивается жгутом, хлещет как кнут, а по ней от Жертвы к Бойцу катятся слова-капельки яда: «Я разочарован в тебе, крайне разочарован. Тебе выпала честь носить моё Имя, но ты вовсе не дорожишь им – а раз так, я забираю его!»
Знакомая машина впереди. А вот и беглец. Курит, ждёт, знает, сам знает, какое наказание заслужил… Два ненавидящих взгляда встретились, казалось, с лязгом заточенных клинков. Напряжение достигло своего апогея и взорвалось всепоглощающим грохотом тишины, стучащей в висках тупой болью. Кажется, сейчас случится землетрясение в тысячу баллов, цунами до небес, но это всего лишь сердце припадочно колотится о рёбра.
– Предатель, - беззвучно шепчет Жертва, и в этом шёпоте злость пополам с горечью, ненависть пополам с отчаянным желанием вернуть вчерашний день, когда был рядом тот, кого Сеймей ценил, похоже, слишком мало.
«Это твоя месть, Нисей?.. Поздравляю, блестяще! Никому не удалось бы так изощрённо уязвить меня как тебе, Боец Возлюбленный»
Он не слышит, уже не слышит, он напуган, он хочет жить, не расплачиваясь собой за право носить чьё-то Имя. Просто жить. Как человек, а не как Владеющий Силой. Сеймей поймал себя на мысли, что где-то в глубине души даже понимает Нисея.
Никто. Никому. Ничего. Так просто…
Шаг навстречу. Ещё один. Аояги сам не понял, как так оказалось, что он бежит, лавируя между автомобилей, туда, где мечется охваченный паникой Боец. Догнать, поймать, а потом, что потом?!
Сеймей ожидал чего угодно, но не этого: Акаме перемахнул через перила и прыгнул в объятия серого зимнего неба. Жертва Возлюбленный не успел совсем чуть-чуть – по выброшенной вперёд ладони хлестнула прядь волос, но рука схватила лишь пустоту. Нисей предпочёл смерть душной власти хозяина живых марионеток. Кажется, это финал.
«Что ж так, без прощальных слов? Разве я не заслужил даже их, Акаме?..»
Связь тихо плакала, снова слабея. Сеймей отдал бы обе руки за право не чувствовать её агонии. Но если Аояги что-то и ощущал в этот момент, то лишь бесконечную усталость. Пустоту, звенящую в голове. Людям свойственно заполнять эту пустоту обильным ужином и глотком доброго вина, дружеской беседой у ласкового огня в очаге, но опальному Возлюбленному не положено и этого.
- Ты преступник!
Голос сзади. Сеймей даже не сразу сообразил, что обращаются к нему. Обернувшись, он увидел двух парней примерно его возраста, аура которых нервно пылала жёлто-оранжевыми всполохами. Владеющие Силой, боевая пара, и, судя по всему, вовсе не слабая.
«Воины запоздалого правосудия? Кажется, привет от Минами-сенсея…»
- Мы Flying, назовись и сражайся, - взгляд Жертвы пылал праведным гневом.
«7 или 8 уровень силы… прямо сказать, выше среднего. Что ж, аплодирую стоя, ребята – вы выбрали самый подходящий момент для своего появления»
- Если вы искали меня, значит, моё имя вам известно, - Сей ощерился самой ироничной из своих ухмылочек, - что касается поединка… может, вы не заметили, но Бойца со мной нет, поэтому сражаться с вами я не смогу при всём желании.
На лицах обоих Flying отразился азарт гончих, травящих раненного волка:
- Тогда следуй за нами, - второй протянул руку к Сеймею, намереваясь схватить за локоть, но отчего-то стушевался.
«Изумительное предложение… Бойцу не обязательно быть умным, но это, похоже, просто табуретка с глазами!»
- Смотрите, что выходит, - Сеймей выглядел расслабленно: на лице улыбка, руки в карманах, даже хвост не выдаёт напряжение нервным подёргиванием. О том, какой ад творится внутри у Возлюбленного, никому не следует знать – тем более врагам. – Добровольно я с вами не пойду, уж извините, но мне моя жизнь ещё дорога. Сражаться в системе мы не можем. Вздумаете утащить меня насильно, живым я не дамся. А от моего трупа мало толку. Минами, ваш хозяин, будет втирать соль вам в язвы, если убьёте меня раньше, чем я расскажу, куда спрятал копии документов из архива Семи лун и кто знает об их существовании.
- Сенсей нам не хозяин! – воскликнул Жертва с надрывом. Неприятно осознавать себя марионеткой? Ну-ну…
Вдруг Боец Flying упал на колени и принялся старательно биться головой об асфальт.
- Шин! – Жертва бросился поднимать свою пару, но вдруг снова выпрямился во весь рост, глядя на Сеймея уже с настоящей ненавистью:
- Ты! Это ты сделал! Как тебе удалось?!
Аояги, не спуская с лица ироничную ухмылку, пожал плечами:
- Вообще-то я отдал приказ твоему Бойцу сначала убить тебя, потом покончить с собой. Но почему-то он начал со второго…
Если бы кто-то со стороны обратил внимание на происходящее, то увидел бы лишь троих о чём-то экспрессивно беседующих парней, потом один из них упал и стучит головой о землю. Делов-то, ничего интересного… Нащупать чужую связь, вклинить своё сознание в поток мыслейсловприказовчувств, и заглушить голос родной Жертвы своим. Такое не каждому под силу, но Сеймей на то и Возлюбленный, чтоб быть исключением из всех правил.

--> Парк

Отредактировано Аояги Сеймей (2011-10-10 04:44:28)

+2

7

Повторение полуночного кошмара: Акаме затягивает в темную глубину, давит на грудную клетку, но… В крови бурлит адреналин, а не травит сердце безнадежность. Дикое желание жить заставляет активнее бороться, буквально выталкивает из воды. Нисей жадно глотает воздух, оплевываясь от попавшей в дыхательные пути воды. Связь тянет, просит вернуться к своей половинке. Парень все еще чувствует то эфемерное чувство единения, как старый вояка, который уже лет с двадцать как потерял руку, но все еще пытается сжать в кулак несуществующие пальцы. Еще одно убивающее ощущение, которое появилось после появления Сеймея. Первое время он вообще не мог себя контролировать, когда Жертва находилась в радиусе нескольких метров около него. Хотя, сказать по правде, не настолько уж Акаме продвинулся вперед в плане контроля за это время. Тут уж больше заслуга Аояги – с одной стороны Бойца тянула к юноше связь, а с другой – Нисей не относил себя к мазохистам, которые получают искреннее удовольствие от побоев и унижений, да и Стокгольмский синдром как-то особо не проявлялся.

Впрочем, философствование-философствованием, но плыть к берегу надо, хотя в груди ноет, требует вернуться. Акаме фыркает и переворачивается на спину – отрастить крылья довольно забавная идея, хотя и глуповатая.
Все что он делает, да и вообще все, что в последнее время происходит в его жизни – невероятно нелепо. Глупо привязываться к кому бы то ни было, а уж тем более к Сеймею. А Нисей не просто привязан: накрепко прикован, приклеен, абсолютно зависим. Сейчас страх пересиливает даже извечное желание ходить словно тень по следам Жертвы, но стоит панике притупиться, и Акаме снова прибежит, приползет, даже если… Хотя, почему «если»?
Парень на подкашивающихся ногах вылезает на берег, растягивается в полный рост. Натруженные мышцы ноют, мокрая одежда неприятно липнет к телу, а окружающая природа не радует солнечной погодой. Но вместо того, чтобы досадствовать на холод, Боец тревожно прислушивается к своим ощущениям. Он прекрасно осознает всю глупость своего поступка, но… Кажется, все намного, намного хуже. Какая-то неисправность, как будто до этого все хоть и кострубато, косо-криво, но шло. А теперь детали не просто не совпали, они сломались к чертовой матери.
«Так ведь не должно быть» - шепчут губы. – «Ты же должен знать, ты же знаешь»
Только в самоубеждении уже нету смысла, все что могло, уже случилось. Конец участия Нисея в слегка трешовой сказке с кроваво-касочными декорациями и безупречно-холодным Принцем. Жаль, что у юноши так и не вышло быть таким, каким бы его хотела видеть его Жертва, живое воплощение безжалостного ноября.
Только вот… Сила резким током проходится по телу и парень резко подрывается. Ками-сама, ну почему именно сейчас?! Почему именно когда он далеко и просто не в силах мгновенно переместиться к Жертве. Опять беспомощность, опять безнадежность. И пусть это бесполезно, но Нисей внутренне кричит, зная, что Сеймей все равно не услышит этих дурацких слов: «Ты же обязан защитить меня от всего этого! Обязан с рождения отгонять все сомнения и страхи. Я должен знать, что есть ты, есть я, и все. Так какого черта я опять один?! Как ты мог допустить то, что я могу не успеть?»
Тяжело поднимаясь на ноги, Акаме поспешно углубляется в парк, хотя  понимает, что шансов успеть у него нет.

====> Парк

Отредактировано Akame Nisei (2011-10-10 17:34:05)

+2

8

У ворот школы-->
Едва забросив книги, Рин пробкой вылетела из дома. Было тошно просто там находиться. Хотелось кусать и царапать саму себя. И выть. Гложущее чувство вины не давало покоя.
Поэтому Мори бесцельно шаталась по Токио, полностью погрузившись в самоедство и утонув в унынии. Сибуя, с ее пестрыми магазинами, уже через пять минут просто раздражала, о Синдзюку почему-то не хотелось даже думать, поэтому Мори сама не заметила, как оказалась в Минато, недалеко от Старого моста.
Этот скрипун теперь почти не эксплуатировался, за день по нему проезжало от силы пару десятков машин. Но в детстве Рин часто ходила сюда с папой. Они подолгу могли стоять и смотреть на воду.
Нахлынувшие воспоминания заставили девушку грустно улыбнуться.
«Здесь абсолютно особенный запах, такого не найдешь во всем Токио» - пронеслось в голове у девушки. Пожалуй, она начинала понимать, о чем говорил Амарго.
Начало смеркаться, а Мори так и стояла на мосту. Вдыхая чуть солоноватый запах, она предавалась воспоминаниям, думала о нынешнем дне о будущем, о своей Жертве… Много чего проносилось в ее голове, оттенив гложущее чувство вины.
«Мне нужно взбодриться» - подумала девушка. В голове промелькнула безрассудная мысль, а в следующую секунду Мори уже уселась на перила. Площадка под ногами была довольно широкой, сразу не упадешь. Правда голову все равно немного кружило, и подташнивало, от вновь проснувшейся акрофобии.  Чтобы избавиться от неприятных ощущений, девушка просто закрыла глаза.
Тишина и покой… - подумала Ринако. – Почему так не может быть всегда?

Отредактировано Mori Rinako (2011-11-29 19:37:59)

0

9

- Девушка, - тихонько окликнули ее за спиной. Рин немного вздрогнула от неожиданности, а желудок проделал сальто, едва глаза вновь открылись.  «Ну вот. Все хорошее когда-нибудь заканчивается» - ворчливо подумала Мори. Паническое чувство страха вернулось, а тишина была нарушена.
- Вы же это, того, прыгать не собираетесь? Не стоит портить такой красивый пейзаж трупом столь симпатичной девушки – обратился к ней худощавый молодой человек, судя по всему ровесник.
- Нет, не собираюсь – задумчиво разглядывая незнакомца просто ответила Ринако.
«Пожалуй, и правда, со стороны я похожа на самоубийцу – хмыкнула девушка про себя. – Не думала я, что встречу здесь еще кого-нибудь. Уже второй день подряд меня преследуют какие-то новые знакомства. Что там происходит с моим гороскопом?»
Ринако еще раз отрицательно помотала головой. На этот раз просто, чтобы окончательно оторваться от мыслей и вернуться на грешную землю.
- Аноо..- окликнула она молодого человека, который, к счастью, никуда не торопился уходить – Вы не поможете мне залезть обратно? Это странно прозвучит, но я до ужаса боюсь высоты…
«Да, согласна, я сейчас абсолютно по-дурацки выгляжу» - мысленно согласилась с ошарашенным взглядом Рин. Но не будешь же объяснять незнакомому человеку сиюминутные прихоти с почти двухдневной предысторией.
- Меня зовут Мори. Мори Ринако. – сказала она, спрыгивая на твердую землю – Спасибо. Что вы тут забыли в такой поздний час? Тоже, наверняка, не с моста прыгать?
Незнакомец был ей симпатичен. Было в его худобе  и растрепанности что-то милое и наивное. Поэтому она и завязала разговор. Не смотря даже на то, что от него исходила пульсация ауры ВС. Как Боец, Мори чувствовала, новый знакомый был слабее.

0

10

- Да я на самом деле сем не знаю, как меня сюда занесло, -  задумчиво ответил Сейджи. Мори понимающе кивнула. В конце концов, она и сама толком не поняла, как здесь оказалась.
Похоже он не из разговорчивых… Ну, все как всегда, Мори будет разговаривать за двоих. Хотя, почему то мне сейчас этого совсем не хочется. Наоборот, я бы с удовольствием помолчала. Эх, если бы это слышал Тойя, он бы сильно удивился. Ринако и помолчать. Где это видано! – хмыкнула девушка и присоединилась к созерцанию реки. - Стоять с практически не знакомым человеком и просто смотреть воду? Странное я нашла себе занятие. Хотя это даже приятно. Он ничего обо мне не знает, и я о нем тоже ничего. Но, знать, в принципе, ничего и не нужно. Незачем. Если мы заговорим, я начну говорить о Лили. Но разве ему нужны мои проблемы? Лучше просто помолчать. Постоять рядом и помолчать. Создать иллюзию, как будто мы старые друзья и понимаем друг друга без слов.
Поэтому девушка молчала и просто наблюдала за водой. Из-за высоты немного кружило голову, но было как-то безразлично. В воде проплывали окурки, бутылки. Это было неприятно. Но где-то в глубине души Ринако понимала, что в Токио по другому просто и быть не может. Вот если бы сейчас оказаться где-нибудь на природе, на источниках…
Оторвавшись от воды, девушка взглянула на нового знакомого. Он был словно зачарован потоком. В его руке девушка заметила книгу. В сгущающихся сумерках Рин не могла прочесть название. Пусть мне и немного неудобно нарушать его покой, но, в конце концов, он первый начал! Это будет небольшое возмездие.
- Простите. А что вы читаете? – негромкий вопрос в наступившей тишине прозвучал как раскат грома. Однако цель была достигнута, Сейджи оторвался от созерцания воды и вернулся на грешную землю.

Отредактировано Mori Rinako (2011-12-01 15:11:25)

0

11

«Про собаку… » - эхом отдалось в голове у Мори – « Вроде бы я даже когда то читала Куджи… Да, было дело пару лет назад. Когда я запоем читала ужастики. Теперь, наверное, и не вспомню толком, о чем она. Ну, впрочем, и не важно».
Снова повисла тишина. Только в этот раз она была не такой приятной для Мори, как предыдущая пауза. Это было скорее неловкое молчание. Диалог был начат и его нужно было как-то продолжать. Только почему-то в голову абсолютно ничего не лезло. Немного запоздало девушка кивнула в ответ и снова посмотрела на воду. Мимо вновь проплывала пустая пластиковая бутылка.
- Ну и гадость… - буркнула Мори себе под нос. «Загадили всю речку. Интересно, а этот мусор вообще выгребают хоть где-нибудь и хоть когда-нибудь? Или эта красота так и плывет до самого океана? А говорят, мы японцы очень чистоплотны. Как же…»

0

12

Определенно, этот парень нравился Ринако с каждой секундой все больше.
- Да, точно. И, если задуматься, то она уже начала… – в голове промелькнули отрывки телерепортажей о новых болезнях, землетрясениях, лесных пожарах – Хотя, скорее, во всех своих бедах мы сами виноваты. Человечеству бы следовало вести себя чуть скромнее, я думаю. И тогда возможно многих проблем мы смогли бы избежать.
Оторвавшись от воды, Рин подняла глаза на Сейджи. Захотелось заглянуть в лицо человеку, который, казалось, будучи абсолютно незнакомым, так хорошо ее понимал.
Это как в кино, когда девушка-неудачница, оказавшись на перепутье, в расстроенных чувствах, встречает хорошего друга, который вытаскивает ее из всех жизненных передряг.
- Послушай, - обратилась она к Шотеру – мне неудобно навязываться, но ты не мог бы меня просто выслушать? Конечно, если абсолютно нет настроения, так и скажи. Я не обижусь, не расстроюсь. Но мне правда нужно сказать об этом хоть кому-нибудь.
И чего это вдруг пробило на откровенность? Мори, не работать тебе в разведке, ох,  не работать.
Ринако не жалела, что задала этот вопрос. Рассказать незнакомому человеку о своей беде всегда проще. Где-то это называли «эффектом случайного попутчика». Рассказать Шотеру – все равно что в пустоту, ведь, он не будет осуждать, критиковать. Да и где вероятность, что они еще раз хоть когда-нибудь втсретятся?

0


Вы здесь » Loveless forever... » Минато » Старый мост